Являются ли бонусы валютой? — Совет Юриста

Из письма в редакцию:

«Наша организация (покупатель) заключила внешнеторговый контракт с резидентом Германии (поставщик) на поставку товаров. В соответствии с договором при достижении покупателем объема покупок на общую сумму 100 000 евро поставщик выплачивает вознаграждение в размере 3 % от стоимости приобретенного товара.

Обязательство поставщика подтверждается актом о выполнении условий для получения вознаграждения (бонуса) и его сумме. Указанный уровень закупок достигнут в марте 2015 г., о чем составлен соответствующий акт. Вознаграждение в сумме 3 000 евро поступило на наш счет в апреле 2015 г. Курс евро Нацбанка на дату подписания акта составил 15 930 руб., на 31 марта 2015 г.

– 15 970 руб., на дату поступления бонуса – 15 420 руб.

  • Возникают вопросы:
  • – подлежит ли обязательной продаже сумма полученного бонуса в иностранной валюте?
  • – как правильно отразить в бухгалтерском и налоговом учете операции по получению бонуса от поставщика-нерезидента?
  • Таиса Сергеевна, бухгалтер»
  • Получаемый бонус не является объектом обязательной продажи валюты

Напомню, что юридические лица – резиденты Республики Беларусь осуществляют обязательную продажу иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Республики Беларусь в размере (в процентах от суммы выручки в иностранной валюте, в настоящее время – 30 %) и порядке, определенных Нацбанком (п. 1 Указа Президента Республики Беларусь от 17.07.2006 № 452 «Об обязательной продаже иностранной валюты»; далее – Указ № 452) |*|.

* Информация о продаже иностранной валюты и отражении ее в бухгалтерском и налоговом учете доступна для подписчиков электронного «ГБ»

Выручкой в иностранной валюте для целей Указа № 452 являются денежные средства в иностранной валюте согласно перечню иностранных валют, подлежащих обязательной продаже на внутреннем валютном рынке, определяемому Нацбанком, поступающие юридическим лицам на их счета в банках и небанковских кредитно-финансовых организациях Республики Беларусь, в банках и иных кредитных организациях за пределами Республики Беларусь по сделкам, предусматривающим в т.ч. с юридическими лицами – нерезидентами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, на возмездной основе передачу товаров, охраняемой информации, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, имущества в аренду, выполнение работ, оказание услуг (подп. 2.1 п. 2 Указа № 452).

Исходя из изложенного данная норма распространяется на сделки по экспорту. В приведенной ситуации речь идет о сделке по импорту товаров.

Таким образом, бонус, получаемый резидентом в рамках импортной сделки, не является объектом обязательной продажи.

Сумму бонуса учитывают на счете 90

Как известно, хозяйственные операции отражают в бухгалтерском учете и отчетности в том отчетном периоде, в котором они совершены, независимо от даты проведения расчетов по ним (п. 4 ст. 3 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности»).

Причитающаяся к получению от поставщика сумма бонуса за выполнение определенных условий договора поставки имеет прямую связь с основной деятельностью организации (покупкой товара), поэтому признается покупателем в качестве дохода по текущей деятельности и включается в состав прочих доходов по текущей деятельности, учитываемых на счете 90 «Доходы и расходы по текущей деятельности» (субсчет 90-7 «Прочие доходы по текущей деятельности»).

Таким образом, в том отчетном периоде (месяце), когда в соответствии с договором поставки были оформлены первичные учетные документы, подтверждающие предоставление бонуса, в бухгалтерском учете покупателя в составе прочих доходов по текущей деятельности необходимо отразить бонус, причитающийся к получению от поставщика.

Следует учесть, что числящаяся в бухгалтерском учете дебиторская и кредиторская задолженность, выраженная в иностранной валюте, подлежит переоценке в соответствии с Национальным стандартом бухгалтерского учета и отчетности «Влияние изменений курсов иностранных валют», утвержденным постановлением Минфина Республики Беларусь от 29.10.2014 № 69 (далее – Национальный стандарт).

Поскольку расчеты с контрагентом осуществляются в иностранной валюте, то в бухгалтерском учете покупателя дебиторская задолженность в виде причитающегося бонуса отражается в белорусских рублях по официальному курсу Нацбанка на дату начисления бонуса.

В дальнейшем в случае изменения курса иностранной валюты производится переоценка дебиторской задолженности в соответствии с Национальным стандартом.

Суммы курсовых разниц, возникающих в организациях при переоценке дебиторской задолженности, отражают по дебету (кредиту) счетов учета денежных средств, расчетов и других счетов и кредиту (дебету) счета 91 «Прочие доходы и расходы» (п. 7 Национального стандарта).

  1. Учитывайте налогооблагаемые временные разницы
  2. При ведении бухгалтерского учета не следует забывать про такие понятия, как временные разницы и налогооблагаемые временные разницы.
  3. Временные разницы возникают, если величина расходов (доходов) в бухгалтерском учете и для целей налогообложения совпадает, но момент их признания не совпадает.

Налогооблагаемые временные разницы возникают, если доходы в бухгалтерском учете признают в текущем отчетном периоде, а для налогообложения – в будущих отчетных периодах.

Налогооблагаемые временные разницы приводят к увеличению учетной прибыли (уменьшению учетного убытка) в текущем отчетном периоде и увеличению налогооблагаемой прибыли в одном или нескольких будущих отчетных периодах (пп.

 6, 8 Инструкции по бухгалтерскому учету отложенных налоговых активов и обязательств, утвержденной постановлением Минфина Республики Беларусь от 31.10.2011 № 113; далее – Инструкция № 113) |*|.

* Информация о бухгалтерском учете отложенных налоговых активов и отложенных налоговых обязательств доступна для подписчиков электронного «ГБ»

Поскольку в рассматриваемой ситуации доходы признаются в бухгалтерском учете в одном отчетном периоде – в марте (месяц начисления продавцом бонуса), а для целей налогообложения прибыли в другом – в апреле (месяц получения бонуса от продавца), то возникают налогооблагаемые временные разницы в сумме отраженного в бухгалтерском учете дохода.

Налогооблагаемая временная разница приводит к образованию отложенного налогового обязательства, сумму которого определяют путем умножения налогооблагаемой временной разницы, возникшей в текущем отчетном периоде, на ставку налога на прибыль, установленную налоговым законодательством и действующую на отчетную дату (п. 10 Инструкции № 113).

Начисление отложенного налогового обязательства отражают по дебету счета 99 «Прибыли и убытки» и кредиту счета 65 «Отложенные налоговые обязательства». По мере уменьшения или полного погашения налогооблагаемых временных разниц в бухгалтерском учете отражают уменьшение (погашение) отложенных налоговых обязательств по дебету счета 65 и кредиту счета 99.

Таким образом, в марте организации следует отразить отложенное налоговое обязательство, а в апреле при получении бонуса отразить погашение отложенного налогового обязательства.

Бонус при налогообложении учитывают во внереализационных доходах на дату поступления

При налогообложении в состав внереализационных доходов включают доходы покупателя (заказчика) в сумме премий, бонусов, предоставленных продавцом (исполнителем, подрядчиком) к цене (стоимости), указанной в договоре, после выполнения покупателем (заказчиком) условий (в т.ч. объема покупок или заказов), определенных в договоре в качестве обязательных для получения таких премий, бонусов (подп. 3.193 п. 3 ст. 128 Налогового кодекса Республики Беларусь; далее – НК).

В налоговом учете действует общее правило: дату отражения внереализационных доходов плательщик определяет на дату признания доходов в бухгалтерском учете, а в отношении доходов, по которым в п. 3 ст. 128 НК определена дата их отражения, – на дату, указанную в п. 3 ст. 128 НК.

В отношении бонусов НК конкретизировал, что такие доходы отражают на дату их поступления, включая зачет встречных однородных требований, исполнение обязательства третьему лицу и др.

Напомню, что внереализационные доходы определяют на основании документов бухгалтерского и налогового учета. В связи с этим бонусы в иностранной валюте в момент их поступления покупатель учитывает для целей налогообложения прибыли в сумме, в которой они ранее были отражены в бухгалтерском учете, т.е. по курсу на дату начисления (подписания акта).

Следовательно, доход в виде бонуса учитывают в составе внереализационных доходов не в момент его признания в бухгалтерском учете, а на дату фактического поступления.

Поскольку отчетным периодом по налогу на прибыль признают календарный квартал, данный доход отражают в налоговой декларации (расчете) по налогу на прибыль за II квартал (нарастающим итогом с начала года) по стр. 4.1 разд. I части I.

Справочно: форма декларации (расчета) по налогу на прибыль приведена в приложении 3 к постановлению МНС Республики Беларусь от 24.12.2014 № 42.

Курсовые разницы, возникшие при переоценке дебиторской задолженности в виде причитающегося покупателю бонуса, при исчислении налога на прибыль включают в состав внереализационных доходов (расходов) на дату признания их в бухгалтерском учете (подп. 3.17 п. 3 ст. 128 и подп. 3.24 п. 3 ст. 129 НК).

В бухгалтерском учете делают следующие записи (см. таблицу):

Являются ли бонусы валютой? - Совет Юриста

Подведу итог: бонусы в иностранной валюте в бухгалтерском учете отражают на дату их признания, а в налоговом – на дату поступления. При этом в налоговом учете применяют курс, установленный на дату признания бонусов в бухгалтерском учете.

Надеюсь, мои разъяснения помогли Вам.

Премии сотрудникам: 6 советов юриста

Ксения Корчагина, юрист

Работник уволился и подал иск на 28 млн рублей о выплате годовой премии. Работодатель суд выиграл, потому что по внутренним документам компании выплата премий — право, а не обязанность работодателя, премии зависят от нескольких факторов и не являются безусловными. См. Апелляционное определение Московского городского суда по делу 33-13240/2020.

Если вы применяете премирование с пользой для фирмы, вам это все давно известно, а если только собираетесь — может быть полезно.

Работодатели устанавливают премии в Трудовых договорах или Локальных нормативных актах. Лучше устанавливать в Локальном нормативном акте (ЛНА).

Локальный акт работодатель принимает сам, работников с ним просто знакомит. А чтобы изменить условия премирования, установленные трудовым договором, нужно собрать согласия со всех работников.

Если кто-то не согласен, уведомить его за 2 месяца, обосновать изменения условий премирования сменой технологических или организационных условий труда по ст. 74 ТК РФ. Работник еще получит право отказаться от продолжения трудовых отношений.

Сможет потом обратиться в суд и оспаривать прекращение трудового договора. Поменять локальный акт проще.

При этом премии все равно нужно упомянуть в трудовом договоре. Почему это важно, разобрали вот здесь.

Ст. 57 ТК РФ требует указывать в трудовом договоре условия оплаты труда. Речь и об окладах, и о поощрительных выплатах — премиях. Если условия оплаты не указать в трудовом договоре, то при проверке инспекция труда оштрафует. Штрафы для директора от 10 тыс.рублей, для организации выше. Оштрафовать смогут только в течение года с даты заключения ТД.

Есть и налоговый риск. По ст. 255 НК РФ только предусмотренные трудовым договором выплаты можно включить в состав расходов на оплату труда и учесть в расчетах по налогу на прибыль или УСН.

Но тут есть хитрость. Премии можно упомянуть в трудовом договоре, а конкретный размер, условия премирования установить отдельным документом. Это соответствует ст. 135 ТК РФ: «системы премирования устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами…»

И тут легко совершить ошибку. Надо упомянуть премии так, чтобы локальный акт о премировании не стал частью трудового договора. Иначе изменить такой ЛНА сможем только с согласия работника и в том же порядке, что трудовой договор.

Вот примеры, как формулируют условия премирования в трудовом договоре:

Выплаченные работнику премии работодатель учитывает в расходах по налогу на прибыль или УСН по ст. 255 НК РФ, платит с них страховые взносы по ст. 420 НК РФ, ст. 20.1 закона 125-ФЗ, удерживает НДФЛ по ст. 210 НК РФ.

Если премия не связана с производственной деятельностью, ее нельзя учитывать в расходах по налогам, но и платить страховые взносы с нее не нужно. НДФЛ придется удерживать в любом случае.

Иногда выгоднее оформить не премию, а подарок по договору дарения. Например, подарить сотруднику деньги на день рождения или 8 Марта. Тогда не придется платить страховые взносы. С первых 4 тыс. рублей не надо удерживать НДФЛ по п. 4 ст. 420 НК РФ. Но и в расходы по налогу на прибыль учесть не получится.

Читайте также:  Истекает срок действия банковской карты - Совет Юриста

Прикинем налоговую нагрузку для выплаты в 8 тыс. рублей

Как сделать так, чтобы премии учитывали в расходах по налогу

  1. Предусмотреть премии в ТД или ЛНА.
  2. Увязать премии с производственными результатами по ст. 255 НК РФ.

Если эти условия не выполнены, премии в расходах не примут. Минфин регулярно на это указывает. Какие премии не принимают:

Вс посчитал, что премия юристам в виде процента от взысканных в суде средств является «гонораром успеха»

Верховный Суд вынес Определение по делу № 78-КГ19-32, в котором разбирался, можно ли предусмотреть договором об оказании юруслуг дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Условие о премии

1 июня 2015 г.

между ООО «Юридическая фирма “ЛексТерра”» и Яковом Ерошевским был заключен договор № З-ЮФ/15, в соответствии с которым юрфирма обязалась оказать ему комплексные юридические услуги, в том числе услугу по представительству в Санкт-Петербургском городском суде по вопросу апелляционного/кассационного обжалования решения Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 мая 2015 г. по гражданскому делу. Также юрфирма обязалась оказать услугу по представительству в правоохранительных органах, иных учреждениях и организациях, в том числе в службе судебных приставов, а заказчик – принять и оплатить оказанные услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

1 октября 2015 г.

между ними был заключен договор № 4-ЮФ/15, в соответствии с которым юрфирма обязалась оказать Ерошевскому комплексные юридические услуги, в том числе услугу по представительству в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах по вопросу взыскания долга по договору займа, заключенному между заказчиком и гражданином В. Бугаевым, в правоохранительных органах, иных учреждениях и организациях, в том числе в Службе судебных приставов, а заказчик – принять и оплатить оказанные услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

В абз. 4 п. 3.1 договоров отмечалось, что по окончании оказания услуг заказчик выплачивает исполнителю премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика в результате оказания услуг по договору.

В связи с образовавшейся задолженностью юрфирма обратилась в суд с иском к Якову Ерошевскому, в котором просила взыскать задолженность по договорам в размере более 27,5 млн руб.

, а также неустойку в размере более 1 млн руб. и расходы по оплате государственной пошлины. Яков Ерошевский подал встречное исковое заявление о признании недействительными условий, содержащихся в абз. 4 п. 3.

1 договоров, и взыскании компенсации морального вреда.

Суды поддержали юрфирму

Изучив материалы дела, Петроградский районный суд г. Санкт-Петербурга отказал в части взыскания задолженности по договору № З-ЮФ/15, так как перечень услуг был превышен, а в соответствии с п. 1.

3 договора, если перечень услуг превысит указанный в п. 1.1–1.2, то это должно быть отражено в дополнительном соглашении, которое станет приложением к договору, с указанием стоимости дополнительных услуг.

Суд указал, что доказательств заключения сторонами дополнительного соглашения не представлено.

Разрешая требования юрфирмы о взыскании задолженности и процентов по договору № 4-ЮФ/15, суд исходил из того, что по гражданскому делу Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга в пользу Ерошевского были взысканы денежные средства по договору займа и проценты. Общая сумма на день исполнения судебного решения составила более 2 млн долларов США.

Таким образом, первая инстанция пришла к выводу, что в пользу юрфирмы подлежат к взысканию денежная сумма в качестве премии в размере более 14 млн руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 22 августа 2017 г. по 1 февраля 2018 г. в размере более 550 тыс. руб.

Отказывая Якову Ерошевскому в удовлетворении встречных исковых требований, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания абз. 4 п. 3.

1 договоров недействительными, поскольку размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, которое будет принято в будущем.

С этим выводом суда первой инстанции согласилась апелляция, указав, что спорные условия договоров не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст.

779, 781 ГК, так как фактически предусматривают обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора.

При этом выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями общества по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда.

Верховный Суд усмотрел в премии неправомерный «гонорар успеха»

Не согласившись с вынесенным решением, Яков Ерошевский обратился в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла жалобу обоснованной.

ВС, заслушав доводы сторон, напомнил, что Конституционный Суд в Постановлении от 23 января 2007 г.

№ 1-П указал: предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей, не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения. В системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (ст. 128 ГК), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК).

Согласно постановлению КС включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК оплата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

Кроме того, ВС сослался на п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г.

№ 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», в котором разъяснено, что условия договора подлежат толкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в ст. 1 ГК, другими положениям Кодекса, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (ст. 3, 422 ГК).

В постановлении Пленума указывается, что при толковании условий договора в силу абз. 1 ст. 431 ГК судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (буквальное толкование).

Такое значение определяется с учетом их общепринятого употребления любым участником гражданского оборота, действующим разумно и добросовестно (п. 5 ст. 10, п. 3 ст.

307 ГК), если иное значение не следует из деловой практики сторон и иных обстоятельств дела.

Условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения. Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду.

При этом значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной связи и с учетом того, что они являются согласованными частями одного договора.

Толкование условий договора осуществляется с учетом цели договора и существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

Верховный Суд отметил, что в своих возражениях относительно заявленных юрфирмой требований ответчик указывал, что из буквального толкования абз. 4 п. 3.

1 указанных договоров следует, что условие о премии, выплачиваемой заказчиком исполнителю, является именно условием о «гонораре успеха», так как размер этой премии определяется в процентах от суммы, взысканной в пользу заказчика в результате оказания услуг исполнителем, в данном случае – от суммы, взысканной Василеостровским районным судом Санкт-Петербурга.

«Таким образом, размер вознаграждения, предусмотренный спорными пунктами указанных договоров, поставлен в зависимость от результата рассмотрения судебного дела и принятия в будущем судебного решения о взыскании денежных средств в пользу заказчика. Следовательно, условие о выплате такой премии является условием о выплате “гонорара успеха” в том смысле, который придается данному понятию постановлением Конституционного Суда», – посчитала высшая инстанция.

ВС отметил, что первая инстанция в опровержение данного довода указала, что выплата, предусмотренная абз. 4 п. 3.1 договора № 4-ЮФ/15, заявлялась самим заказчиком при подаче иска и рассчитывалась им от цены иска, однако мотивов, по которым он пришел к этому выводу, не привел и не отразил в своем решении, в том числе почему данные условия не являются «гонораром успеха».

Суд указал, что Яков Ерошевский ссылался на то обстоятельство, что сумма выплаты является взыскиваемой, что указывает на определение размера данной суммы судом при полном или частичном удовлетворении иска, так как принудительное взыскание возможно только по решению суда. Кроме того, оспариваемые договоры не содержат каких-либо указаний на расчет размера выплаты, предусмотренной абз. 4 п. 3.1 указанных договоров, исходя из цены иска.

Таким образом, посчитал ВС, довод Ерошевского о том, что выплата, предусмотренная п. 3.1 договоров, является условием о «гонораре успеха», судом первой инстанции не опровергнут, а правовая оценка спорных условий договоров, отраженная в обжалуемом судебном акте, противоречит правовой позиции Конституционного Суда, содержащейся в Постановлении № 1-П.

По мнению Верховного Суда, апелляция указала, что спорные условия договоров фактически предусматривают обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора, при этом выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями общества по оказанию услуг, формально сославшись на довод юрфирмы, изложенный в возражениях относительно встречного иска, и не учла, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

Вместе с тем, отметил Суд, обстоятельства, имеющие значение для дела и свидетельствующие о придании сторонами именно такого смысла договору в нарушение требований ст. 198 ГПК, судом апелляционной инстанции не исследовались и не получили оценки.

Таким образом, ВС определил апелляционное определение отменить в части оставления без изменения решения Петроградского районного суда г.

Читайте также:  Регистрация нового брака - Совет Юриста

Санкт- Петербурга об удовлетворении требований ООО «Юридическая фирма “ЛексТерра”» о взыскании с Якова Ерошевского задолженности по договору, процентов, расходов по оплате государственной пошлины на общую сумму почти 15 млн руб.

и отказе в удовлетворении встречных исковых требований о признании условий договоров недействительными, и направил дело в данной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Как отличить гонорар успеха от премии по договору? // Верховный суд опубликовал определение по спору юридической компании ЛексТерра

Несколько последних недель заметки в разделе о судебных расходах связаны с обсуждением стоимости услуг юристов. 

На этот раз Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда порадовала определением, в котором пыталась разрешить вопрос: как отличить условие о гонораре успеха и постоплату? В итоге мы не можем сделать пока что никаких выводов, поскольку дело № 78-КГ19-32 отправлено на новое рассмотрение в апелляцию.

Обстоятельства дела

Заказчик — крупный петербургский предприниматель, заключил с юридической компанией ЛексТерра два договора на оказание комплексных юридических услуг, включающих представительство в суде. 

Условия об оплате по договорам были сформулированы следующим образом: в течение 3 дней после подписания договора заказчиком оплачивается аванс в размере 480 000 рублей.

Далее оплата производится заказчиком ежемесячно, авансовым платежом до 10-го числа отчетного месяца в размере 50 000 рублей.

По окончании оказания услуг заказчик выплачивает исполнителю премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика в результате оказания услуг по договору. 

Заказчик не исполнил обязанности по оплате юридических услуг, что и стало поводом для обращения юридической компании в суд общей юрисдикции с иском о взыскании задолженности. Заказчик в свою очередь предъявил встречный иск о признании соответствующих пунктов договоров о премии недействительными. 

Часть требований истца были признаны судами необоснованными. Однако суд первой инстанции и апелляция посчитали, что премия должна быть взыскана в пользу юридической компании, а в удовлетворении встречных требований заказчика отказали.

Суды подчеркнули, что размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем. 

Выводы Верховного суда

Судебная коллегия по гражданским делам не согласилась с выводами судов нижестоящих инстанций и отправила дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

При этом Верховный суд не ограничился, как в деле Пробизнесбанка, общими словами о желательности перепроверить, насколько условие о гонораре успеха является рыночным.

Напротив, представил обширные цитаты из знакомого всем постановления Конституционного суда от 23 января 2007 г.

№ 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами ООО «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева». 

Акцентировано внимание, конечно же, на том, что 

включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (пункт 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей. 

Причем, с одной стороны, Верховный суд достаточно уверенно квалифицировал  в этом деле условия о премии именно как гонорар успеха, а не постоплату.

Однако посчитал, что суд первой инстанции в решении не отразил мотивов, почему данные условия не являются «гонораром успеха».

Поэтому дело должно быть еще раз рассмотрено в апелляции с проверкой и оценкой фактических обстоятельств дела и их юридической квалификации. 

Как и по делу Пробизнесбанка, после ознакомления с этим определением возникает ощущение, что Верховный суд решил не забегать вперед Государственной думы и дождаться, пока будут приняты поправки в Закон об адвокатуре и адвокатской деятельности, легализующие гонорар успеха. 

Вместо послесловия

Если Вы — предприниматель, то обязательно при заключении договора об оказании юридических услуг настаивайте на небольшом фиксе и проценте от фактически взысканного с вашего оппонента. Юристы согласятся, потому что разделяют ваши тревоги, что из-за стоимости своих услуг основной спор может быть просто экономически нецелесообразным. 

Для вас как для предпринимателя это совершенно безопасно. Если основной спор будет проигран — заплатите небольшую сумму за ведение дела в суде. Если спор будет выигран — суды не взыщут никакого гонорара успеха, потому что это идет вразрез с некими принципами (хотя прямого запрета гонорара успеха в законодательстве нет). 

Надеюсь, что этот вредный совет скоро перестанет работать. Когда-то же, наверное, примут тот самый закон о допустимости гонорара успеха. 

 ***

Ждем ваших предложений для публикации в раздел «Кейс месяца» через специальную форму на сайте. Материалы также можно прислать мне на электронный адрес: taltseva[at]igzakon.ru.

Эксперты назвали лучшие валюты для сбережений — Газета.Ru

С начала года российский рубль значительно подешевел в отношении валют крупнейших мировых экономик, поэтому успевшие продать рубли до начала пандемии россияне не только сохранили сбережения, но и прилично заработали. Но при этом покупка американского доллара оказалась самой провальной инвестиционной идеей. «Газета.Ru» выяснила, валюты каких стран показали лучшую динамику по отношению к рублю.

Не успел российский рубль восстановиться после снятия карантинных ограничений, как по нему был нанесен очередной удар: протесты против президента Александра Лукашенко в Белоруссии и новости из Германии об отравлении оппозиционера Алексея Навального снова отправили рубль в пике.

Особенно заметно по отношению к рублю подорожала единая валюта Евросоюза: на биржевых торгах в течение последних нескольких дней евро постоянно находится на уровне около 90 рублей — максимуме с февраля 2016-го года. Подорожал и американский доллар: к вечеру вторника его курс на Мосбирже находился в районе 76,4 рубля.

В беседе с «Газетой.Ru» аналитик ИАЦ «Альпари» Владислав Антонов рассказал, что при покупке иностранной валюты через банк с целью сберечь свои средства россиянам достаточно разделить валютную корзину на доллары и евро, поскольку две ведущие мировые валюты справляются с этой задачей на «отлично».

В целом такая стратегия довольно типична для России, поскольку доллар и евро остаются самыми доступными валютами в плане физической покупки. Эти же две валюты психологически наиболее привычны для россиян: чаще всего именно их курс обсуждается в новостях, демонстрируется на табло обменников, а в небольших городах другие иностранные валюту зачастую невозможно купить.

  • Однако,
  • как показала статистика текущего года, ни доллар, ни евро не стали самой выгодной стратегией: первое место по доходности показала давно известная инвесторам «тихая гавань» – швейцарский франк.
  • С начала года франк подорожал на 30,5% по отношению к рублю: единица швейцарской валюты к вечеру вторника торговалась на уровне 83,4 рубля, хотя еще 3 января он стоил немногим больше доллара: 63,89 рубля.

Второе место все же досталось европейской валюте: она совсем немного отстала от швейцарского франка, подорожав за тот же период почти на 30%. А вот остальные три места в топ-5 валют крупнейших экономик преподнесли сюрприз.

Третье место досталось японской иене, с начала года она подорожала на 28,4%. Причем иена остается одной из самых доступных валют для покупки, так как в абсолютных цифрах она дешевле рубля, и даже сейчас стоит 71,38 копейки за единицу. То есть, 100 иен можно купить за 71,38 рубля.

Четвертое место тоже отправилось в азиатский регион: за аналогичный период китайский юань подорожал на 25,63%. Для частных инвестиций он тоже гораздо доступнее евро и франков: единица торгуется по 11,15 рубля.

«Рубль сильнее ослаб к азиатским валютам в связи с общей динамикой: когда разные валюты двигаются разнонаправленно, валюты развивающихся стран могут временно укрепляться или ослабляться относительно самых разных валют», – объясняет руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Последнее место как самой условно невыгодной инвестиции досталось американскому доллару, подорожавшему с начала года на 22,9%. Даже сейчас, когда европейская валюта находится на четырехлетнем максимуме, доллар даже не пробил пиковое значение этого года: 18 марта за единицу американской валюты на Мосбирже предлагали 80,87 рубля.

Но списывать доллар со счетов все же не стоит, уверен Артем Деев.

«Доллар, даже если временно ослабляет свои позиции относительно евро и других валют, обязательно отыграет обратно. США – первая экономика мира, а доллар – их главный товар. Поэтому слабый доллар – это ненадолго»,

– объясняет эксперт.

Стоит ли доверять

Опрошенные «Газетой.Ru» аналитики в целом согласились с тем, что хранить «все яйца в одной корзине» – заведомо проигрышная стратегия, так как угадать, какая из мировых валют выстрелит сильнее остальных – практически невозможно.

Тем не менее, диверсификация валютных сбережений может в целом оградить от рисков, в том числе, инфляционных. Дело в том, что

когда валюта дорожает, растет в цене и импортная продукция (те же автомобили, бытовая техника, многие лекарства), так что в потребительском смысле, вкладывая часть сбережений в валюту, россияне ограждают себя от ее колебаний.

Инвестиции в непривычные для россиян франки, иены и юани, как показала практика, тоже приносят свои плоды. Владислав Антонов рассказал «Газете.

Ru», что в случае дальнейшего обвала рубля та же японская иена может подорожать примерно на 13% – до 0,81 за рубль. Но и здесь есть определенные риски.

Артем Деев из AMarkets напомнил, что Япония последние 30 лет находится в состоянии рецессии, и единственное, что удерживает ее валюту от девальвации – дефляция на фоне отсутствия роста потребления.

Китайский юань, в свою очередь, не является свободно конвертируемой валютой и его курс зависит от экономической политики страны в целом. При необходимости Народный банк Китая может ослабить юань к доллару чтобы сделать экспорт своих товаров более привлекательным для других стран.

Покупка швейцарского франка в данный момент тоже может оказаться не самой оправданной инвестицией. Владислав Антонов напомнил, что с июня он подорожал на 18,5%, а это значит, что в ближайшее время можно ожидать коррекцию курса.

«Если покупать швейцарский франк, то горизонт инвестиций должен составлять минимум 12 месяцев. Коррекция по швейцарскому франку от текущей цены может составить 3,6%. То есть, для будущих покупок лучший уровень входа составляет 80,2 рубля», – считает эксперт.

Читайте также:  Возможно ли строительство нового дома на участке после наводнения - Совет Юриста

Еще более экзотические валюты несут в себе значительно большие риски. «Например, канадский доллар очень зависит от динамики североамериканского доллара, так как для Канады США – главный торговый партнер.

Прежде, чем делать вложения в такие валюты, стоит оценить их динамику на протяжении многих лет и попытаться спрогнозировать их движение на будущее», – объяснил Артем Деев, уточнив, что даже ведущие инвестиционные компании в нынешней ситуации делают очень осторожные прогнозы на фоне крупнейшего за 100 лет глобального кризиса.

В этом отношении аналитик рекомендует придерживаться политики формирования резервов Банка России. «Его вложения весьма существенны в доллар (30%), евро (25%), швейцарский франк, японскую иену, китайский юань и драгметаллы», – подчеркнул эксперт.

Биржа или обменник

Сейчас купить иностранную валюту, даже сравнительно экзотическую, можно не только через обменник, но и на бирже. Многие банки, у которых есть собственные брокеры, дают своим клиентам возможность покупать валюту на бирже через брокерские счета. Но списывать со счетов обменники тоже не стоит.

«Если, например, существует большое недоверие к любым виртуальным счетам или электронным расчетам, то стоит совершать покупки через обменный пункт. Держать в руках наличные в кризис всегда надежнее, чем на счету. Если есть задача купить дешевле и со временем продать дороже, то лучше такие операции совершать через брокера», – констатирует Артем Деев из AMarkets.

Если вызывает на допрос налоговый орган — 12 советов от юриста — Право на vc.ru

Советник и адвокат юридического бюро DS Law Денис Зайцев о порядке действий до, во время и после беседы с инспектором.

Денис Зайцев

Статистика ФНС и Верховного суда уже какой год рапортует о росте доначислений по результатам налоговых проверок.

Количество контрольных мероприятий уменьшается (в 2016 году проведено 26 тысяч проверок — на 15% меньше показателя предыдущего года), а их результативность растет: по сравнению с 2015 годом по результатам налоговых проверок в бюджет поступило на 103 млрд рублей больше, на 54% вырос средний «ценник» проверки, с 44% до 82% за пять лет увеличился процент решений, принятых в пользу налоговых органов.

При этом один из самых действенных механизмов в выявлении недоимки, который может перечеркнуть все старания собственника бизнеса, привлеченных консультантов и все бумажные доказательства, — это допрос.

Допрашивают топ-менеджеров и собственников, текущий персонал и уволенных сотрудников, руководство и сотрудников контрагентов. Нередко почву для доначислений дают не «отказные» свидетельства и «доносы» обиженных контрагентов и бывших работников, а вполне лояльные бизнесу показания.

Часто сотрудники налогового органа звонят по телефону и высылают приглашения с целью «просто пообщаться». В таких приглашениях часто указывается «просим явиться» и тому подобное.

Здесь следует отметить: единственное основание для приглашения — повестка о вызове на допрос, оформленная в виде официального документа за подписью руководителя и с печатью инспекции со строгим требованием явиться для дачи показаний в качестве свидетеля. От всех остальных приглашений можно отказаться, ответственность за такую «неявку» не наступит.

Также нередко сотрудники инспекции пугают принудительным приводом в случае неявки. Это не так. Налоговый орган вызывает на допрос только в рамках Налогового кодекса, который такой процедуры, как привод, или иной похожей меры не содержит. Привод возможен только в рамках дела об административном правонарушении, о котором вас обязаны предварительно уведомить.

Даже если вызвали по всем правилам, решение, идти или нет, остаётся за вами. Цена вопроса — штраф в 1000 рублей. Такое решение принимается, как правило, с учетом того, понимаете ли вы цель вызова, готовы ли вы ответить на все вопросы, как такие ответы могут повлиять на вас или, к примеру, на ваших деловых партнеров и допустимы ли такие последствия.

В повестке о вызове на допрос в качестве свидетеля должна быть указана причина вызова. Так вы поймете, для чего вас вызывают и о чём возможно будут спрашивать. Чаще всего вызывают, чтобы получить показания в отношении вас самих как налогоплательщика (организации, акциями или долями которой вы владеете), либо в отношении ваших контрагентов.

Также вызывают работников организации, реже — бывших сотрудников для дачи «уличающих» показаний. Если цель непонятна, вы можете позвонить исполнителю (обычно указывается в повестке) или написать письменное обращение. Не получив вразумительного ответа, можете смело возвращаться ко второй рекомендации.

Если цель вызова ясна, соберите документы по предмету допроса. Эту рекомендацию практически никто не выполняет. И напрасно: ведь на самом допросе документы под рукой помогут точнее вспомнить обстоятельства дела, дать более корректный ответ.

Это поспособствует тому, что вас повторно не вызовут на допрос (а это случается достаточно часто), а также не позволит инспектору додумать что-то за вас. Так, налоговые органы могут сознательно использовать прием по дискредитации показаний в случае, когда вы не можете дать ответ на совершенно очевидный вопрос.

К примеру, отвечая на вопросы вроде «известен ли Вам Иванов Иван Иванович», «подписывали ли Вы документы?» фразами «нет» или «не помню», вы даете налоговому органу шанс заявить о недействительности таких отношений, о создании фиктивного документооборота.

Подобный аргумент может позволить налоговому органу как исключить расходы для целей налогообложения для вашей организации, так и сделать то же самое для вашего контрагента.

Если назначенное для вызова время вас не устраивает, вы можете попросить о переносе. Причина неявки в назначенное время должна быть объяснена, но прикладывать подтверждающие документы не обязательно.

При этом новое время для вызова строго формально должно сообщаться самостоятельно повесткой — её при вашем благосклонном отношении могут вручить непосредственно в инспекции. Однако вы можете потребовать предъявления такой повестки по установленному порядку (почтой, по месту жительства).

Ответ на вопрос о возможности или целесообразности участия юриста на допросе в рамках Налогового кодекса достаточно неоднозначный. Закон прямо не предусматривает, но и не запрещает пользоваться услугами юриста в налоговых правоотношениях.

При этом совершенно точно юрист не может пойти на допрос вместо самого свидетеля, так как здесь важна именно личность вызываемого. По этой же логике юрист не может отвечать вместо свидетеля, но может перед каждой репликой давать слышные только свидетелю советы по каждому из ответов.

Закон не предусматривает и четкой процедуры проведения допроса, что опять же не запрещает представителю свидетеля делать замечания на протоколе от имени своего доверителя (тем более что такая графа в протоколе допроса предусмотрена), а также иным образом защищать его интересы (например, уточняя вопросы сотрудников инспекции, их применимость к цели вызова и тому подобное).

Однако наличие юриста при всей очевидной пользе может сыграть злую шутку:

  • Это может привлечь больший интерес к свидетелю или к предмету допроса.
  • Всё сказанное свидетелем в присутствии представителя (в том числе в интерпретации налогового органа) будет восприниматься как аргумент, имеющий большую доказательственную силу (как «прошедший через юриста»).

Юриста также не стоить брать с собой, если предмет допроса не соответствует уровню ответственности. К примеру, если вызывают, чтобы получить пояснения по контрагенту, с которым заключен договор на незначительную сумму.

Если для этого дела вы приглашаете с собой юриста или адвоката, это может означать, что вы не уверены или даже испытываете страх перед чем-то. Поэтому присутствие юриста в такой ситуации может привлечь больший интерес к свидетелю или к предмету допроса.

Если вы всё-таки приняли решение о привлечении представителя, сделайте следующее: уведомите налоговую о том, что прибудете с представителем, сообщив его ФИО и паспортные данные для пропуска; оформите на представителя нотариальную доверенность (даже если вас вызывают как руководителя организации, который во всех остальных случаях вправе действовать без доверенности).

Здесь поможет использование наиболее коротких фраз. Избегайте оценочных суждений, предположений. Если что-то непонятно — задавайте инспектору уточняющие вопросы. Держите в памяти причину вызова и помните: на вопросы, не относящиеся к предмету вызова, вы вправе не отвечать.

Завершайте свою мысль. Ответы «не помню», «не знаю» лучше не использовать. Вместо этого старайтесь использовать предложения «не знаю, так как это не входит в мои должностные обязанности» или «не могу пояснить, у меня нет перед собой необходимых документов».

Да, вы вправе воспользоваться 51 статьей Конституции РФ и не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников. Однако это право нельзя использовать повсеместно и по любому поводу.

К примеру, если вас вызвали для допроса в качестве руководителя организации-налогоплательщика и спрашивают про взаимоотношения с контрагентами, которые никак с вами не связаны, пользоваться 51 статьей весьма неуместно.

С другой стороны, если при ответе на вопросы вы каким-либо образом способствуете формированию налоговой претензии, которая может быть ретранслирована на вас лично как на руководителя организации — тогда смело ссылайтесь на Конституцию РФ.

После того, как вопросы у инспектора закончились, не спешите расслабляться, так как далее следует не менее ответственная часть допроса — оформление протокола. Перед тем, как подписать протокол, проверьте текст ваших показаний на предмет правильности и полноты. При необходимости требуйте внести дополнения или изменения.

Подписывайте протокол только в тех местах, на которые укажет сотрудник налогового органа. Не уточняйте, «где ещё нужно подписать».

Важно: получите собственный экземпляр протокола допроса. В некоторых случаях, например, если вас вызвали в качестве руководителя организации-налогоплательщика, протокол допроса не предоставляется. Так у вас на руках останется подтверждение посещения налогового органа.

Бывает так, что сказанное вами и записанное в протоколе искажается в изложении налоговым органом. Чтобы устранить недопонимание, лицо, в отношении которого проводятся мероприятия налогового контроля, может попросить вас пояснить, что означают эти показания. Не отказывайте в такой просьбе — предоставьте письменные пояснение о том, что имелось в виду на самом деле.

Если вас вызвали на допрос по делам вашего контрагента, постарайтесь связаться с представителями контрагента и сообщите о проведенном мероприятии. Это поспособствует налаживанию доверительных связей с вашим контрагентом и создаст позитивную практику b2b-поддержки.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *