Назначение ответственности за причинение вреда — Совет Юриста

1. Гражданско-правовая ответственность наступает на основании такого юридического факта, как правонарушение. Чаще всего правонарушение есть результат действий (например, причинение вреда). Иногда правонарушением является бездействие (например, неисполнение обязанности передать вещь).

2.

Условия наступления гражданско-правовой ответственности: 1) противоправность поведения должника, причинителя вреда; 2) наличие отрицательных последствий в имущественной сфере кредитора, потерпевшего; 3) причинная связь между противоправным поведением должника, причинителя вреда и отрицательными имущественными последствиями; 4) вина должника, причинителя вреда.

По общему правилу ответственность наступает при наличии четырех названных условий. Но в ряде случаев закон устанавливает, что ответственность наступает и при отсутствии одного или двух условий. Так, при взыскании неустойки может не быть имущественных потерь (затрат) кредитора и, соответственно, причинной связи. Иногда допускается ответственность без вины.

2.

1. Для привлечения должника, причинителя вреда к ответственности необходимо установить противоправность его поведения. Наиболее общее понятие противоправного поведения сводится к тому, что им являются действия, противоречащие закону, иным правовым актам. Перечня запрещенных действий не существует. Но недопустимо нарушение чужих субъективных прав. Следовательно, противоправным является любое нарушение субъективных прав (кредитора, потерпевшего), если должник, причинитель вреда не управомочен на такое поведение (например, ст. 328 ГК).

В исключительных случаях закон допускает ответственность и за правомерные действия (см. ст. 16.1 ГК).

2.

2. При привлечении должника к ответственности, как правило, необходимо установить наличие отрицательных последствий в имущественной сфере кредитора, потерпевшего. Такие последствия выражаются в убытках, которые могут быть в виде реального ущерба и (или) упущенной выгоды. Реальный ущерб: а) расходы, которые должник, потерпевший понес или должен будет произвести для восстановления права; б) утрата имущества; в) повреждение имущества. Упущенная выгода: неполученные доходы, которые были бы получены, если бы право не было нарушено (ст. 15 ГК).

2.

3. Для привлечения лица к ответственности обычно требуется установить причинную связь между противоправным поведением и неблагоприятными имущественными последствиями. Под причинной связью понимают объективно существующую связь между двумя явлениями, одно из которых причина, а другое — следствие. Причинная связь всегда конкретна, т.е. одно явление вызывает другое в конкретной жизненной обстановке.

Следовательно, недопустимо исходить из типичных примеров; необходимо исследовать конкретную ситуацию, учесть «все обстоятельства дела».

Решение вопроса о наличии или об отсутствии причинной связи целесообразно вести в такой последовательности: 1) есть факт (предположим, убытки кредитора); 2) требуется установить, следствием чего он явился, т.е. найти причину. Если данный факт является следствием того, что должник не исполнил обязательство или исполнил его ненадлежащим образом, значит, есть причинная связь.

Необходимо различать обстоятельства, создающие абстрактную возможность наступления неблагоприятных имущественных последствий, и обстоятельства, порождающие реальную (конкретную) возможность умаления имущественной сферы кого-либо. Юридическое значение имеет конкретная причина, с необходимостью вызывающая следствие.

2.

4. По общему правилу ответственность наступает при наличии вины субъекта, действующего противоправно, кроме случаев, когда законом или договором установлено иное.

В гражданском праве различаются формы вины:

умысел: лицо понимает, что действует противоправно, осознает, что могут наступить отрицательные последствия, и желает их наступления или безразлично к ним относится. Ни о какой осмотрительности и заботливости говорить не приходится — субъект не только не проявляет ни того, ни другого, но и желает неблагоприятных последствий в имущественной сфере кого-либо или безразличен к ним;

неосторожность: лицо не осознает противоправность своего поведения, не предвидит отрицательных последствий и, стало быть, не желает их наступления, но должно понимать противоправность своего поведения, предвидеть возможность наступления указанных последствий. Неосторожность — это всегда неосмотрительность. Неосторожность бывает простой и грубой. При грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, а при простой неосторожности неосмотрительность не носит явно выраженного характера.

Значение формы вины можно обнаружить, указав следующее. С одной стороны, по общему правилу вина в любой форме влечет ответственность.

С другой стороны, ряд норм гражданского законодательства связывает применение той или иной меры ответственности с той или иной формой вины либо в зависимости от формы вины устанавливается различный размер ответственности и т.д.

Как ранее указывалось, последствия антисоциальной сделки определяются в зависимости от того, был ли умысел у обеих сторон или только у одной стороны (ст. 169 ГК; см. также ст. ст. 578, 693, 720, 901 ГК и др.).

Умысел потерпевшего является основанием для исключения ответственности причинителя вреда. Например, некто, желающий покончить жизнь самоубийством, бросается под паровоз. Владелец паровоза (причинитель вреда) не будет возмещать вред (ст. 1079 ГК).

Как отмечалось, лицо, совершившее противоправное действие, предполагается виновным (презумпция вины). Если оно докажет отсутствие своей вины, то не будет ответственности (нет вины — нет ответственности).

Однако законом или договором может быть предусмотрена ответственность и при отсутствии вины.

Так, по общему правилу лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает независимо от того, виновно оно или нет.

Нередко при нарушении обязательства или причинении вреда виновен не только должник, причинитель вреда, но и кредитор, потерпевший.

Или должник, причинитель вреда, несет ответственность независимо от того, виновен ли он, но нарушение произошло и по вине кредитора, потерпевшего (смешанная вина).

В таких случаях суд уменьшает размер ответственности должника с учетом степени вины кредитора, потерпевшего.

3. Должник, причинитель вреда освобождается от ответственности, если надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным или вред причинен вследствие непреодолимой силы. Под непреодолимой силой в гражданском праве понимается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК).

Исходя из этого определения следует выделять признаки непреодолимой силы. Во-первых, это обстоятельство чрезвычайное — совершенно необычное, из ряда вон выходящее, непредсказуемое. Поэтому, предположим, наводнения, случающиеся в том или ином месте систематически, не обладают характером чрезвычайности и потому не признаются непреодолимой силой.

Если же произошло наводнение там, где его никогда не было, или оно значительно более разрушительно в сравнении с тем, что было ранее, то такое наводнение может быть признано непреодолимой силой. Во-вторых, это обстоятельство непредотвратимое. В-третьих, это обстоятельство, непредотвратимое при данных условиях, т.е.

оно в принципе может быть и могло быть предотвращено, но это невозможно было в данной конкретной ситуации.

К обстоятельствам непреодолимой силы следует относить различные стихийные бедствия (землетрясения, ураганы и т.д.), социальные явления (войны, забастовки и т.п.).

4. Основные формы ответственности:

а) возложение обязанности (уплатить деньги и т.д.). Для этой формы характерно то, что данная обязанность является дополнительным обременением должника, причинителя вреда и притом неэквивалируемой;

б) лишение права (например, выселение нанимателя, использующего жилое помещение не по назначению).

5. К мерам ответственности относятся такие меры, как возмещение убытков, выплата неустойки, потеря суммы задатка, уплата процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещение вреда (которое может производиться разными способами) и т.д.

Среди всех мер гражданско-правовой ответственности следует выделить две, имеющие чрезвычайное значение, в силу их универсального (общего) характера — они применяются (могут применяться) почти во всех случаях нарушения чьих-либо прав.

Во-первых, возмещение убытков. Применение этой меры ответственности призвано восстановить нарушенное право. Или, как сказано в п. 2 ст.

393 ГК применительно к обязательствам, возмещение убытков в полном объеме означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

При расчете убытков приходится исходить из цены товаров, работ, услуг и пр. Цена может устанавливаться соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях цены устанавливаются соглашением сторон.

В предусмотренных законом случаях цены устанавливаются или регулируются уполномоченными на то государственными органами. И под ценой подразумеваются в том числе тарифы, расценки, ставки и т.п. (п. 1 ст.

424 ГК).

Цены в разных «городах и весях» различаются. Кроме того, они изменчивы во времени. Учитывая все эти обстоятельства, требуется определить, из каких цен исходить при расчете убытков.

Соответствующие указания содержатся в п. 3 ст. 393 ГК: принимаются во внимание цены, действующие в том месте, где обязательство должно быть исполнено (о месте исполнения обязательства см. ст.

316 ГК) («территориальная привязка»).

В одном и том же месте (исполнения обязательства) с течением времени цены могут меняться как в сторону повышения, так и в сторону понижения.

При расчете убытков необходимо учитывать разные правила в зависимости от того, возмещаются ли убытки добровольно или в принудительном порядке путем обращения к суду.

Если убытки возмещаются добровольно, то при их исчислении следует исходить из цен, существующих в день добровольного возмещения убытков. Если же добровольного возмещения убытков не было, то принимаются во внимание цены, существовавшие в день предъявления иска.

Суд может учесть цены, существующие на день вынесения решения, учитывая конкретные обстоятельства (может, но не должен). Никаких критериев, которыми следует руководствоваться суду, закон не содержит («исходя из обстоятельств суд может»).

Это не означает допустимость произвола. Суд, учитывая положение на рынке (резкий рост цен или, напротив, их падение и т.п.

), стремится к восстановлению нарушенных прав, не допуская при этом необоснованного обогащения одной стороны (кредитора) и лишь символического наказания другой стороны.

При добровольном возмещении убытков все же могут возникать споры (об их размере, о ценах, из которых следовало исходить, и пр.). Суд в соответствующих случаях, с одной стороны, должен исходить из указанных общих правил, а с другой — учитывать обстоятельства конкретного дела (в том числе добросовестность поведения).

Все указанные правила действуют, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Гражданский кодекс, в частности, установил иное в п. 3 ст. 524 (о текущей цене на момент расторжения договора поставки). Иные правила встречаются и в других законах (например, транспортных уставах и кодексах).

По общему правилу убытки должны возмещаться в полном объеме. Иногда убытки не взыскиваются вовсе. Так, если установлена так называемая исключительная неустойка, то убытки взысканию не подлежат.

Взыскание убытков вообще и упущенной выгоды в особенности, с точки зрения практической, вызывало и вызывает ряд сложностей. Прежде всего необходимо отметить сложность доказывания убытков.

В качестве доказательств могут представляться такие документы, как договор, акты (приемки-передачи и др.), разнарядки, справки, сметы, протоколы (согласования цены и др.) и т.д.

Читайте также:  Обеспечение лекарственным препаратом - Совет Юриста

Может проводиться экспертиза.

Размер убытков должен устанавливаться с разумной степенью достоверности. Если это не удается, то суд должен исходить из принципов справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК).

Универсальный характер данной меры ответственности подчеркнут в законе: использование других способов защиты нарушенных прав не лишает права требовать возмещения убытков. Иное может устанавливаться законом (абз. 2 п. 1 ст. 393 ГК).

Во-вторых, проценты за пользование чужими денежными средствами. Эта мера предусмотрена ст. 395 ГК (см. также Постановление Пленумов ВС РФ, ВАС РФ N 13/14).

Основанием возникновения обязанности уплатить проценты является неисполнение или просрочка исполнения денежного обязательства.

В данном случае денежное обязательство понимается предельно широко — обязанность уплатить деньги.

Денежным может быть как обязательство в целом (например, договор займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг).

  • Ответственность наступает за следующие правонарушения:
  • — неправомерное удержание денежных средств. Например, должник обязан оплатить товар, но не передает соответствующую сумму кредитору;
  • — уклонение от возврата денежных средств;
  • — иная просрочка в уплате денежных средств;
  • — неосновательное получение или сбережение денежных средств за счет другого лица.

В случаях, предусмотренных законом, проценты взимаются и за нарушение иных (не являющихся денежными) обязательств.

Так, если продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии с правилами, сформулированными в ст. 395 ГК (п. 4 ст. 487 ГК).

В законе говорится о взимании процентов за пользование денежными средствами. На самом деле, конечно, неважно, пользовался ли должник денежными средствами.

Может быть, они использовались в качестве средства платежа, находились на счете (без движения), хранились в наличной форме. Правового значения такого рода обстоятельства не имеют. Суть в том, что должник должен был отдать деньги и не исполняет эту обязанность.

О чужих денежных средствах в законе говорится весьма условно. Имеются в виду деньги, которые должник должен отдать, но не отдает.

Размер процентов определяется существующими процентами в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц.

Проценты уплачиваются по день исполнения денежного обязательства. Законом, иными правовыми актами или договором может быть установлен более короткий срок для начисления процентов.

Пользование должником чужими денежными средствами может породить у кредитора убытки. Они возмещаются в части, не покрытой суммой уплачиваемых процентов. Если договором установлена неустойка на случай нарушения денежного обязательства, проценты не взыскиваются, если иное не предусмотрено законом или договором.

По общему правилу недопустимо начисление процентов на проценты (сложные проценты). Но иное может устанавливаться законом, а в предпринимательских отношениях, кроме того, и договором (см., например, п. 2 ст. 317.1 ГК).

Суд может уменьшить размер взыскиваемых процентов. Основание: сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Например, в результате неисполнения денежного обязательства субъект потерял 1 руб., а сумма процентов составила 1000 руб.

Суд может принять такое решение, только если есть соответствующее заявление должника.

Усмотрение суда ограничено: он не может установить сумму взыскиваемых процентов ниже той суммы, которая определена исходя из опубликованных Банком России средних ставок банковского процента по вкладам физических лиц.

Указанную меру ответственности следует отличать от процентов, уплачиваемых в качестве вознаграждения за правомерное пользование денежными средствами (например, при договоре займа, ст. 809 ГК). Иногда проценты уплачиваются в виде неустойки (см., например, ст. 811 ГК).

Деликтная ответственность за причинение вреда. Основания и условия ответственности по ГК РФ

Содержание публикации:

  1. Виды гражданско-правовой ответственности
  2. Определение понятия деликтной ответственности (ответственности за причинение вреда)
  3. Принцип генерального деликта
  4. Общие основания и условия наступления ответственности за причинение вреда (деликтной ответственности)
  5. Наличие вреда у потерпевшего как условие деликтной ответственности (понятия вред, ущерб, убытки; размер возмещения вреда; способы возмещения вреда; моральный вред)
  6. Противоправность деяния причинителя вреда как условие деликтной ответственности (понятие противоправности; деяние в форме действия и бездействия; возмещение вреда, причиненного правомерными действиями)
  7. Причинная связь между противоправным деянием и вредом как условие деликтной ответственности (понятие причинной связи, Верховный Суд РФ о доказывании причинно-следственной связи)
  8. Вина причинителя вреда как условие деликтной ответственности (понятие вины, формы вины, бремя доказывания вины и невиновности; доказывание вины в специальных деликтах; вина потерпевшего)
  9. Специальные виды деликтов в ГК РФ

Прежде чем перейти к основаниям и условиям деликтной ответственности, напомним некоторые общие положения о гражданско-правовой ответственности и ее видах.

Гражданско-правовая ответственность — один из видов юридической ответственности, который представляет собой установленные нормами гражданского права или условиями гражданско-правового договора юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом гражданско-правовых обязанностей и нарушения таким образом субъективных гражданских прав другого лица.

1. Виды гражданско-правовой ответственности

В зависимости от основания возникновения различают договорную и внедоговорную ответственность.

Под договорной ответственностью принято понимать ответственность, наступающую в случаях неисполнения и ненадлежащего исполнения обязательства, возникшего из договора.

Договорная ответственность наступает в случаях не только предусмотренных законом, но и сторонами в договоре.

Основанием договорной ответственности в виде возмещения убытков является неисполнение или ненадлежащее исполнение конкретного договорного обязательства, т.е. нарушение договора (ст. ст. 307, 393, 401 ГК РФ).

Под внедоговорной ответственностью понимается нарушение обязательства, возникшего не из договора, а по другим основаниям. Внедоговорная ответственность наступает в случае:

  • причинения вреда личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица, когда вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ). Такая ответственность именуется деликтной. Деликтная ответственность наступает только в случаях, предусмотренных законом. В основе возникновения деликтного обязательства лежит правонарушение (деликт). В отличие от договорного обязательства деликтные обязательства возникают только тогда, когда нарушаются абсолютные субъективные права лица (право на жизнь, на здоровье, право собственности и т.п.). Потерпевший в силу возникшего обязательства приобретает право на защиту своих нарушенных прав, на предъявление иска о возмещении ущерба. В случае, если вред возник в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, нормы об ответственности за деликт не применяются, а вред возмещается в соответствии с правилами об ответственности за неисполнение договорного обязательства или согласно условиям договора, заключенного между сторонами (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.06.2013 N 1399/13).
  • неосновательного приобретения или сбережения имущества за счет другого лица (ст. 1102 ГК РФ). Такая ответственность именуется кондикционной. Следует отметить, что далеко не все ученые считают возможным отнесение кондикционных требований к мерам гражданско-правовой ответственности, поскольку подобные обязательства, хотя и являются охранительными, вовсе не требуют совершения правонарушения (деликта) и наличия условий для применения мер гражданско-правовой ответственности.

2. Определение понятия деликтной ответственности
(ответственности за причинение вреда)

Деликт (от лат. delictum) — незаконное действие, правонарушение, вызвавшее нанесение ущерба и влекущее за собой обязанность его возмещения.

Деликтными обязательствами (от лат. delictum — правонарушение) традиционно именуются обязательства вследствие причинения вреда. Деликтное обязательство тождественно понятию деликтной ответственности.

Деликтные обязательства (обязательства из причинения вреда) — разновидность гражданско-правовых обязательств, в силу которых одна сторона (причинитель вреда, делинквент) обязана возместить причиненный ею другой стороне (потерпевшему) имущественный вред (в натуре или путем возмещения убытков), а также в предусмотренных законом случаях компенсировать неимущественный (моральный) вред, приостановить или прекратить производственную деятельность, а потерпевший вправе требовать от причинителя вреда исполнения указанной обязанности.

Словари предлагают следующие определения понятия деликтной ответственности

  • Деликтная ответственность (внедоговорная ответственность) — один из видов гражданско-правовой ответственности, возникающей в связи с причинением вреда в результате гражданского правонарушения (деликта) и заключающейся в наиболее полном возмещении причиненного вреда. (Энциклопедия юриста. 2005.)
  • Деликтная ответственность (внедоговорная) — в гражданском праве ответственность, возникающая в связи с причинением имущественного вреда одним лицом другому в результате гражданского правонарушения (деликта). (Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003.)
  • Деликтная ответственность — охранительный институт гражданского права, определяющий меру государственного воздействия за причинение имущественного вреда, а также ущемление абсолютных неимущественных прав (например, чести, достоинства) за совершение гражданского правонарушения — деликта. Деликтная ответственность состоит в возложении обязанности восстановить имущественное положение потерпевшего либо загладить ущерб, нанесенный абсолютным неимущественным правам при наличии условий, указанных в законе. Деликтная ответственность наступает при нарушении вытекающей из закона обязанности лица не причинять вред другому лицу… (Теория государства и права в схемах и определениях. — М.: Проспект. Т. Н. Радько. 2011.)

Определяя применение мер ответственности за причиненный вред, закон исходит из общего принципа, который в литературе обычно именуется «принцип генерального деликта«.

3. Принцип генерального деликта. 

Согласно принципу генерального деликта, причинение вреда одним лицом другому само по себе является основанием возникновения обязанности возместить причиненный вред.

Принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, установившем, что вред, причиненный субъекту гражданского права, «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред».

Основу понятия генерального деликта составляет презумпция противоправности причинения вреда лицом, ответственным за совершение деликта, поскольку в п. 2 ст. 1064 ГК РФ указано, что «лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине».

Таким образом, принцип генерального деликта выражается в том, что любой вред предполагается противоправным и подлежащим возмещению. То есть, обязанность доказывания по делу о возмещении вреда распределяется следующим образом:

  • потерпевший обязан доказать прежде всего факт причинения ему вреда, а также то, что причинителем вреда является именно ответчик (т.е. наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившим вредом). Потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину. Наличие их презюмируется (предполагается);
  • причинитель вреда может доказывать правомерность своих действий и отсутствие своей вины в причинении вреда (если законом не предусмотрена ответственность без вины), а также наличие вины у самого потерпевшего, что будет являться основанием для освобождения его от ответственности.

Разъяснения по вопросу бремени доказывания в подобных случаях содержатся в следующих пунктах постановлений ВС РФ:

  • п. 12 Постановления Пленума ВС РФ N 25 от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;

Ответственность за причинение вреда – общие основания в соответствии со ст. 1064 ГК РФ

Статья 1064 ГК РФ устанавливает генеральный деликт или общее положение ответственности за причинение вреда.

Эта правовая норма известна ещё со времён Древнего Рима и не является чем-то новым для законодательства не только России, но и всех стран, которые в той или иной мере наследуют принципы римского права.

Само понятие вреда в кодифицированном российским законодательстве никак не определяется, но в нём есть ст. 15, которая определяет понятия «реальный ущерб», «убытки», «упущенная выгода».

Сущность вреда и правила его возмещения

По логике законодательства РФ, под вредом нужно понимать всё то, что связано с возникновением у одного лица ущерба любого типа, — морального или материального, возникшим из-за действий или бездействия другого лица.

Однако ГК РФ ориентирован преимущественно на создание правил регулирования отношений, которые относятся к экономическим аспектам жизни, входящим и не входящим в рамки предпринимательской деятельности. Поэтому вред — это всё то негативное, что может произойти по чей-либо вине.

Вредом следует считать последствия невыполнения обязанностей по сделке или залива квартиры, результат неосторожного обращения с вещами и подобное.

Действие ст. 1064 ГК РФ распространяется не только на договорные, но и внедоговорные отношения между лицами.

Данная статья определяет, что любое вред должен быть возмещён в полном объёме тем, кто его причинил. А под любым подразумевается вред, причинённый личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица. На это указывает п. 1 ст.

1064 ГК РФ и это отражает равенство всех лиц перед законом. Разумеется, личность гражданина выделена отдельно по той причине, что у юридических лиц личностей нет. В юридическом контексте понятие «личность» отличается от общепринятого в психологии или социальных аспектах.

Под вредом для личности может пониматься всё то, что относится к человеку — его здоровью и даже внешнему виду.

Правовое применение положенией генерального деликта гражданской ответственности несколько ограничивается ст. 1083 ГК, которая допускает снижение уровня компенсации из-за неосторожности самого потерпевшего или имущественного положения причинителя вреда.

Первый пункт статьи обычно не вызывает никаких вопросов, а вот продолжение может показаться странным тем, кто не знаком с тонкостями различных правовых аспектов:

  • ответственность возмещения вреда может быть возложена законом на того, кто его не причинял;
  • для причинившего вред лица может быть установлена ответственность выплатить компенсацию выше, чем объём причинённого им вреда;
  • законом может быть определено возмещение вреда и при отсутствии вины причинившего лица.

Всё это связано с тем, что ситуации, когда какое-либо лицо получает вред могут быть сложными. Пожарная команда, спешащая на тушение пожара, может повредить чьё-то имущество, но не совершая при том формального правонарушения. При спасении человеческих жизней иногда невозможно думать об экономических последствиях, которые влекут за собой действия спасателей.

Экономический или моральный ущерб могут возникнуть и в силу наличия оперативной обстановки, связанной с задержанием преступников или мероприятиями по противодействию терроризму.

В последнем случает вступает в силу ФЗ «О противодействии терроризму», а согласно его ст.

18 государство берёт на себя обязанность по компенсации последствий жертвам теракта, в случае получения ими материального убытка.

Завершается статья правилом, согласно которому в возмещении вреда потерпевшему может быть отказано, если вред нанесён по его просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинившего вред лица не нарушали нравственных принципов общества. Это относится в первую очередь к врачам, которые могут осуществлять медицинское вмешательство, связанное с повышенным риском, но поставив о том в известность пациента и заручившись его согласием.

Отражение ст. 1064 в постановлениях и решениях судов высшей инстанции

Некоторые правила применения судами положений ст. 1064 ГК РФ разъясняет постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г.

№ 1, которое называется «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

В нём указываются многие важные аспекты, в том числе и то, что презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должен представить сам ответчик.

Эта же традиция прослеживается и при принятии коллегией ВС РФ решений по имущественным спорам. Так, 15 августа 2017 года рассматривалось дело № 78-КГ17-55.

Его сущность сводится к тому, что произошёл залив нежилых помещений, принадлежащих юридическому лицу, а над ними находилась квартира гражданина. Компания подала на него иск, который был удовлетворён частично судом первой инстанции.

Гражданин подал жалобу в суд апелляционной инстанции, который решение суда первой инстанции отменил.

Однако юридическое лицо дошло до ВС РФ, который в своём определении указал на неправомочность в решении апелляционного суда, поскольку пострадавший доказательства залива предоставил, а ответчик не предоставил доказательств того, что в заливе он не виновен.

Возмещение вреда, причиненного преступлением

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Конституция Российской Федерации в ст. ст. 46 и 52 гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

            Требование о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включает в себя устранение преступных последствий, в том числе путем восстановления нарушенных гражданских прав потерпевших от преступлений лиц.

            Согласно ст. 12 ГК РФ к числу способов защиты гражданских прав относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда.

            В уголовном судопроизводстве обязанность государства обеспечить надлежащую защиту гражданских прав потерпевших от преступлений физических и юридических лиц, сформулированная в ст. 6 УПК РФ, реализуется посредством разрешения исков о возмещении имущественного ущерба или компенсации морального вреда.

            Возмещение вреда, причиненного преступлением, вопреки распространенному среди юристов мнению, не является специальным институтом возмещения вреда (например, как институты возмещения вреда – источником повышенной опасности или возмещения вреда при исполнении служебных обязанностей).

Здесь действуют общие положения о возмещении вреда, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, такие, как: «возмещается только реально причиненный вред», «виновность причинившего», «полный размер возмещения», «наличие причинной связи» и т. п.

Именно в силу этого гражданский истец по уголовному делу, при наличии одновременно специального института возмещения вреда, вправе выбирать – с кого же ему возмещать вред: с преступника или, скажем, с владельца источника повышенной опасности (если преступник причинил вред, используя такой источник)? Или: с преступника или с организации, в которой он исполнял служебные обязанности при причинении вреда? Полагаю, что нашим читателям нет необходимости подчеркивать, что автор под преступником здесь понимает то лицо, которое суд назовет преступником в приговоре суда.

            Преимущества гражданского иска в уголовном процессе очевидны с точки зрения процессуальной экономии и полноты исследования доказательств. Так, подсудность и подведомственность гражданского иска определяются подсудностью уголовного дела (часть 10 ст. 31 УПК РФ).

Тем самым лицо, признанное гражданским истцом по уголовному делу, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебных разбирательствах – сначала по уголовному делу, затем по гражданскому делу.

Немаловажным фактором является и то, что зачастую гражданскому истцу судиться по месту уголовного процесса попросту удобнее, нет необходимости отправлять иск по месту жительства или нахождения ответчика, а таким местом может быть совсем другой регион страны.

При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ, п. п. 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ).

            Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предъявляет упрощенные требования к оформлению гражданского иска в уголовном деле.

            Уголовно-процессуальный закон не обязывает, в отличие от норм ГПК РФ, гражданского истца прикладывать к исковому заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков. Обвиняемый о том, что к нему предъявлен гражданский иск, может узнать только при ознакомлении с материалами уголовного дела либо в судебном заседании.

            Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска.

Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

            Полагаем, что по смыслу норм действующего УПК РФ, в том числе ч. 4 ст. 42, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 309 УПК РФ, гражданский иск должен предъявляться в виде письменного заявления на имя следователя (дознавателя) либо суда.

Не согласимся в этой связи с бытующим мнением о том, что гражданский иск может быть предъявлен как в письменной, так и в устной форме (когда устное исковое заявление заносится в протокол). Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г.

№ 1-П, гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом в силу ч. 1 ст.

131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме (подробнее см.: Гражданский иск в уголовном судопроизводстве (Сычева О. А.) («Мировой судья», 2015, № 5)).

            Гражданскому истцу в уголовном процессе не очень-то трудно и с доказательствами по предъявленному иску. В их качестве выступают все материалы уголовного дела, все его тома и листы – от первого до последнего.

Если факт совершения преступления привлекаемым к уголовной ответственности лицом будет доказан, если будет подтверждено, что вред причинен непосредственно преступлением – есть, как правило, все основания и для удовлетворения иска. А дальше, кто не согласен – жалуйтесь.

Доказывайте свою невиновность, а значит, и отсутствие оснований для взыскания.

            Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

            Согласно пункту 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, ключевым при решении вопроса о признании гражданина или юридического лица потерпевшим от преступления и, соответственно, гражданским истцом выступает понятие «вред».

            В уголовно-процессуальном праве определение понятию «вред» не дано, что вызывает некоторые трудности при решении вопроса о признании лица гражданским истцом.

Следователи порой затрудняются определить, кому именно причинен вред в результате преступления и, следовательно, – кого признавать потерпевшим и гражданским истцом (так, сейчас следствие по делу так называемой «МММ по-хабаровски» в тупике: кто является потерпевшим по делу – кредитные потребительские кооперативы (юридические лица) или граждане, доверившие кооперативам свои денежные сбережения?).

            В связи с этим вполне оправданно обратиться к цивилистике, так как само понятие «вред» сформировано именно цивилистикой (см.: Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике (Сушина Т. Е.) («Журнал российского права», 2016, № 3).

            Определение понятия «вред», сформулированное в цивилистике, представляется приемлемым и для уголовно-процессуальных отношений.

            Вред, причиненный в результате преступления, подразделяется применительно к гражданам на физический, имущественный и моральный, к юридическим лицам – на имущественный вред и вред деловой репутации.

            Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме.

Моральный вред определен в ст.

151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

            Разрешение гражданских исков в уголовном деле основано на установлении таких юридических фактов, как наличие преступления, причинение преступлением вреда, наличие причинной связи между преступлением и наступившим вредом.

И если в установлении факта наличия преступления со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц роль гражданского истца по понятным причинам невелика, то в определении размера причиненного вреда его активная позиция в уголовном процессе может сыграть ключевую роль.

            При этом суд должен проявлять максимум объективности, поскольку, увлекшись задачей восстановления социальной справедливости, суд может не заметить предвзятости со стороны гражданского истца по отношению к виновному (помните знаменитое выражение пострадавшего Шпака из фильма Леонида Гайдая: «три магнитофона, три портсигара, куртка замшевая – три…»). Так, в одном из уголовных дел, связанных с похищением из предприятия импортного грузового автомобиля, районный суд в приговоре указал о взыскании с виновных более четырех миллионов рублей ущерба (то есть – полную балансовую стоимость украденного), хотя органами следствия предприятию были возвращены (и приняты последним!) запчасти с разукомплектованной похитителями машины в размере более половины ее стоимости. По апелляционной жалобе защитника краевой суд, разумеется, сумму взысканного вполовину уменьшил.

            В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния.

Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению.

Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

            Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу).

Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок.

Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст.

44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

            Поскольку к преступлению уголовный закон (ст.

14 УК РФ) относит виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, то теоретически любое совершенное преступление может причинить вред, подлежащий возмещению, так как это деяние – общественно опасно. На практике это не всегда так.

Преступление может быть совершено, а возмещать вред в его материально-правовом смысле – некому. Например, если преступление совершено с нарушением интересов государства или прав личности, но без видимых, ощутимых материальных последствий.

Кроме того, после преступления не все пострадавшие желают возмещать причиненный им вред (по самым разным, иногда глубоко личным, причинам). Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, лишь 10% уголовных дел завершаются судами с разрешением гражданских исков.

Проведенные исследования показывают, что доля фактического исполнения соответствующих судебных решений по возмещению вреда, причиненного преступлением, составляет менее 21% (см.: Стимулирование обвиняемого к возмещению причиненного преступлением вреда: проблемы и перспективы (Карабанова Е.Н., Цепелев К.В.) («Российская юстиция», 2016, №5)).

  •             И все же можно выделить наиболее типичные, чаще всего встречающиеся примеры возмещения вреда в связи с совершенными преступлениями (и, соответственно, примеры гражданских исков в уголовных процессах):
  •             •возмещение вреда от корыстных преступлений (кражи, грабежи, мошенничества, вымогательства и др.);
  •             •возмещение вреда от насильственных преступлений (разбойные нападения, хулиганские действия, причинения телесных повреждений, истязания и др.);
  •             •возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (вследствие убийств, изнасилований, тяжких ДТП, преступлений по службе и др.);
  •             •возмещение вреда от преступлений на транспорте, от тяжких ДТП, от аварий, взрывов, пожаров и др.;
  •             •возмещение вреда от должностных преступлений (превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, иные преступления по службе);
  •             •возмещение вреда от преступлений против интересов коммерческих организаций;
  •             •возмещение вреда от террористических актов;
  •             •возмещение морального вреда;
  •             •иные возмещения вреда.
  • СПОСОБЫ И РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

            На практике такой способ, как возмещение вреда в натуре, по уголовным делам используется редко и выступает чаще всего в форме возвращения части похищенных вещей (иногда – с существенным дисконтом их реальной стоимости), в форме восстановительного ремонта поврежденного имущества и т. п.

            Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

            Гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права.

Порой в рамках уголовного процесса судья-криминалист, специализирующийся в суде первой инстанции на рассмотрении уголовных дел, не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб.

Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами (подробнее см.: Возмещение вреда, причиненного преступлением (Титова В. Н.) («Законность», 2013, № 12)).

            Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

            Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему, как мы уже указывали, возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *