Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов — Совет Юриста

Под угрозой привлечения к субсидиарной ответственности, критерии которой становятся все шире, чаще всего оказываются руководители обанкротившихся предприятий.

Причем нередко их заставляют отвечать не только за действительно недобросовестное поведение, как, например, вывод активов в пользу аффилированных лиц, но и за обычное ведение бизнеса с убытками.

Что суды считают обычным деловым риском, а что выносят за его пределы и как на ситуацию повлияет мораторий на банкротства, выяснял “Ъ”.

Последние три года судебная практика следует тенденции к ужесточению ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ).

В первую очередь это обусловлено вступившими в силу летом 2017 года поправками к закону о банкротстве, расширившими круг ответчиков и установившими презумпции их вины.

Бизнес довольно болезненно воспринимает эту тенденцию, поэтому споры о субсидиарной ответственности руководителей и владельцев компаний вызывают большой интерес.

Развитию практики способствовало и принятие 21 декабря 2017 года постановления пленума Верховного суда РФ (ВС) №53 по вопросам применения этих поправок.

Но, несмотря на указание ВС, что привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности — это исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов, юристы отмечают все более широкое его использование, особенно в отношении руководителей банкротов.

На фоне снижения общего числа банкротств юрлиц в стране количество исков о привлечении к субсидиарной ответственности растет. За 2016 год подано 2699 таких исков, за 2017-й — уже 3652, за 2018-й — 5107, за 2019 год — 6103. Суды же все чаще удовлетворяют такие требования: в 2016 году — 16% от числа исков, в 2017-м — 22%, 2018-м — 38,25%, 2019 году — 42,25%.

В начале 2020 года тенденция усилилась. Наиболее показательно увеличение числа поданных исков в первом квартале — на 49,6% (удовлетворено 37%), во втором квартале, наоборот, произошло некоторое снижение на 9,3% (удовлетворено 23%). Но это не означает, что кредиторы и суды стали лояльнее к КДЛ.

Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин отмечает, что снижение по субсидиарке произошло на фоне общего снижения количества судебных актов о банкротстве юрлиц во втором квартале в 1,7 раза: «Причина очевидна: суды, работая в ограниченном режиме, не считали эти дела срочными и отложили их.

Но уже в июне суды начали быстро наверстывать упущенное: из 334 квартальных решений о привлечении 225 пришлось на июнь».

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет Юриста

«Долгие годы почти полного отсутствия случаев привлечения к субсидиарной ответственности сменились ничуть не лучшей вакханалией и излишней популярностью этого, вообще-то экзотического института»,— отмечает управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай.

«Остро встает вопрос о поиске баланса в регулировании ответственности руководителей, так как принятие ими решений всегда сопряжено с возможностью негативных последствий ввиду рискового характера предпринимательской деятельности»,— добавляет партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров.

По прогнозам юристов, введенный в апреле полугодовой мораторий на банкротство не приведет к послаблениям в отношении руководителей должников.

«После моратория количество исков о привлечении директоров к ответственности, безусловно, увеличится вместе с общим ростом числа корпоративных банкротств»,— уверен партнер ЮСТ Александр Боломатов.

Юрист полагает, что пандемия не послужит основанием для смягчения позиции судов, а кредиторы, наоборот, будут проявлять еще больше активности во взыскании долгов с руководителей банкротов.

Обычный деловой риск

Поскольку четких критериев правомерного поведения директора нет, границу между предпринимательским риском и противоправными действиями, которые привели к банкротству, судам приходится проводить самостоятельно.

«Экономическая обоснованность действий руководителя — основной критерий для классификации делового риска как «обычного»»,— говорит Александр Боломатов.

Советник АБ ЕПАМ Евгений Гурченко уточняет: «В споре о привлечении директора к ответственности прежде всего в его пользу сыграет тот факт, что он действовал разумно и руководствовался интересами компании».

Дмитрий Базаров называет первым маркером делового риска соответствие стандарту поведения директора, выработанному законодателем и практикой. Он подчеркивает, что важным аспектом считается соблюдение корпоративных процедур.

К примеру, в деле о банкротстве ЗАО «Ледовый дворец «Сокольники»» суды отказали в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, согласившись, что он не выходил за пределы обычного делового риска — сделки были заключены в порядке исполнения решений общего собрания акционеров должника.

По мнению Юлия Тая, директор прежде всего должен внятно и последовательно объяснить, что банкротство произошло не по его вине, находилось в режиме непрогнозируемого, а действия не были направлены на ухудшение экономического положения компании.

По общему правилу, отмечает Александр Боломатов, обычным деловым риском суды признают реалистичный прогноз менеджмента на получение прибыли.

Так, в банкротном деле ООО «Новый центр» суды признали, что заключение инвестиционной компанией сделки по участию в долевом строительстве не выходит за пределы обычного делового риска и не может быть квалифицировано как действие руководителя по доведению общества до банкротства.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет Юриста

Как правило, суды считают предпринимательским риском возникновение у компании убытков в результате неблагоприятного стечения обстоятельств. «Прежде всего это внешние факторы, в том числе резкое изменение курса валют, введение экономических санкций и все то, что в контрактах называют форс-мажором»,— отмечает господин Гурченко.

Он обращает внимание на банкротное дело ООО «СибирьГеоТЭК»: претензии были к директору должника, заключившему крупные договоры подряда на бурение скважин, в которых впоследствии не были обнаружены полезные ископаемые, из-за чего компания оказалась неплатежеспособна.

«Суд указал, что директор не мог предвидеть постигшую компанию неудачу, в связи с чем отказался привлекать его к ответственности»,— отмечает Евгений Гурченко.

В пользу директора свидетельствует и устойчивое финансовое положение должника на момент принятия спорного решения, а также рыночные условия договоров. Такие обстоятельства подтверждают, что руководитель обоснованно шел на риск с целью увеличить прибыль, говорит Дмитрий Базаров.

Например, суд отказался привлечь бывшего руководителя ООО «Портал» к субсидиарной ответственности из-за невозможности взыскать дебиторскую задолженность по договору подряда с контрагента, который впоследствии обанкротился.

Суд отметил, что неудовлетворительное финансовое состояние контрагента не было очевидным, а директор «Портала» установил условие предоплаты в размере 50%, что нельзя признать неразумным.

Необычный деловой риск

Отказы судов признать действия директора обычным деловым риском чаще всего связаны с «очевидными ситуациями вывода активов и использования недобросовестных практик», говорит Евгений Гурченко. Это может быть заключение сделок с «техническим» контрагентом, который не ведет реальной хозяйственной деятельности, уточняет Александр Боломатов.

По словам руководителя проектов ЮГ «Яковлев и партнеры» Андрея Набережного, совершение сделок с фирмой-однодневкой или компанией с нестабильным финансовым положением — наиболее распространенные действия, за которые привлекают директоров.

Например, руководителя ООО ЗПТ привлекли к субсидиарной ответственности в связи с претензиями налоговиков, которые установили формальный документооборот без реальных хозяйственных операций с пятью контрагентами.

«К типичным примерам можно отнести также продажу активов по заниженным ценам, нестандартные сделки с аффилированными лицами, безосновательные платежи третьим лицам, нарушение налоговых обязательств»,— перечисляет господин Гурченко.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет Юриста

По наблюдениям господина Боломатова, суды также крайне негативно относятся к ссылкам на «обычный» характер риска при обосновании заключения вексельных или заемных (на стороне кредитора) предбанкротных сделок. Так, кассация признала директора ООО «Газинвест-Восток» ответственным по долгам компании в связи с совершением им «существенно убыточных сделок» с векселями.

Доводы директора о недоказанности выхождения сделок за пределы обычного риска были отвергнуты, так как именно на руководителе лежит бремя доказывания отсутствия вины в доведении общества до банкротства. Евгений Гурченко отмечает, что ссылки на деловой риск не сработают, когда директор злоупотребляет своими правами или же скрывает документы и имущество компании.

Как различить оттенки серого

Юристы отмечают, что оценки судей при этом далеко не всегда бывают адекватными. «Во-первых, российские судьи в подавляющем большинстве случаев никогда не работали в реальном секторе экономики, поэтому с трудом могут различать оттенки серого»,— поясняет Юлий Тай.

Об этом же говорит Дмитрий Базаров: «Несмотря на ограничение судебного контроля за экономической целесообразностью решений менеджмента, на практике судьи оценивают их, при этом не обладая достаточными знаниями в сфере управления, ведения бизнеса и экономики».

Кроме того, уточняет юрист, оценка решения директора постфактум приводит к ошибочному завышению судьями вероятности наступления неблагоприятных последствий при его принятии, так как им уже известно, что оно не принесло прибыли.

Возрастающие с каждым годом риски взыскания с руководителей компаний огромных сумм в порядке субсидиарной ответственности уже влияют на готовность людей занимать такие должности, утверждают эксперты.

По словам Юлия Тая, тенденция сохранится до тех пор, пока «либо судьи не поймут, как функционирует бизнес в кризисной ситуации, и не смогут отличать несчастных банкротов от злостных, либо когда в России не останется ни одного психически вменяемого лица, который согласится стать директором».

Арбитражная группа

SRG в СМИ

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет Юриста   

Василий Гавриленко, ведущий юрист, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет Юриста   

Виталий Гензель, директор, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG.

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Читайте также:  Права девелоперов в спорах с дольщиками - совет юриста

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве).

Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011).

ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом.

Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Вернуться в раздел

Взыскание задолженности с руководителей ликвидированной организации в субсидиарном порядке | Адвокат Мугин Александр

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет ЮристаПопросили рассказать, как получить причитающиеся по решению суда деньги с должника (юридического лица), если организация прекратила свое существование была исключена из ЕГРЮЛ.

Где-то читал, что процент исполнения судебных решений составляет около 20%. Не много, да?

Так уж повелось на Руси, что в порядке вещей не исполнить свои обязательства, или исполнить не надлежащим образом, а вместо того, чтобы компенсировать убытки – вывести все активы, открыть другое юрлицо и продолжать работать.

Причем, скажем, в Европе, так поступить нереально, поскольку после первого раза с тобой никто никогда уже работать не будет, хоть десять новых организаций зарегистрируй. А в России наоборот, это прям, так сказать, обычай делового оборота.

Соответственно процент неисполненных судебных решений, который приходится на случаи, когда должником является организация, существующая «на бумаге» также достаточно большой. Как правило в подобных случаях исполнительное производство прекращается в связи с невозможностью взыскания, исполнительный лист возвращается взыскателю.

  • Причем если раньше недобросовестные предприниматели такие конторы присоединяли к другим аналогичным организациям, они перемешивались между собой сотнями и тысячами, то теперь их просто «бросают», перестают сдавать отчетность, никаких движений по счету не осуществляется.
  • Соответственно регистрирующий орган (налоговая) исключает из реестра юрлиц такие «брошенки», а у бывших руководителей (под которыми по тексту статьи мы будем понимать лиц, влияющих на принятие решений – директора и собственники, они же участники обществ с ограниченной ответственностью) возникало чувство полной безнаказанности.
  • Чувство безнаказанности подкреплялось сознанием того, что при сумме долга до 1 млн рублей кредитору просто не рентабельно финансировать процедуру банкротства (для тех кто не в курсе, раньше к субсидиарной ответственности по долгам организации директора и учредителей можно было только в рамках процедуры банкротства), поскольку «овчинка выделки не стоит».
Читайте также:  Жена увезла ребенка в другую страну и не возвращается - совет юриста

Расходы на финансирование процедуры составят от 400 000 руб., по времени можно закладывать год-полтора, а результат (привлечение к субсидиарке) вообще не очевидный.

По всей видимости государство услышало недовольство людей или ему просто надоело подобное положение дел и в законодательство были внесены изменения.

В закон были внесены положения о том, что прекращение деятельности организации с последующим исключением ее из ЕГРЮЛ, влечет такие же последствия, как для отказа основного должника от исполнения обязательств (см. п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Логика законодателя при взыскании задолженности теперь следующая:

Статьей 10 ГК РФ, про которую в шутку говорят, что ссылаясь на нее, можно обосновать любую позицию, предусмотрено, что не допускается пользоваться правами исключительно с целью причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Любимые юристами 309 и 310 статьи гражданского кодекса, предусматривают, что обязательства должны исполнятся надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательства не допускаются.

Как вытекает из п. 1 ст.

399 ГК РФ до предъявления требований к лицу (нашим руководителям организации должника), которое в соответствии с законом несет ответственность дополнительно к ответственности организации-должника (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику (в нашем случае – самой организации-должнику). Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

  1. Если обязательство общества не исполнено по причине того, что руководители организации-должника, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.
  2. Чтобы понизить градус ожиданий – обратите внимание, что субсидиарная ответственность «может» быть возложена, а не «должна», то есть суд каждый раз будет устанавливать все обстоятельства дела.
  3. Поскольку участники, а также директор, являясь лицами, осуществляющими руководство организацией-должником, как правило, действуют недобросовестно и не осмотрительно (в противном случае отчетность организации сдавалась бы в установленном порядке, а при прекращении деятельности была бы проведена процедура добровольной ликцидации), основной должник по обязательствам (организация-должник), вследствие прекращения правоспособности, не может нести ответственность перед истцом, эта ответственность должна быть возложена на руководителей (как я говорил выше к руководителям относится и директор и собственники (участники) общества).
  4. Очевидно, что не проявление должной меры заботливости и осмотрительности со стороны контролирующих организацию-должника лиц означает наличие вины в причинении убытков кредиторам юридического лица.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов - Совет ЮристаМожно ли взыскать долг?

  • Не совсем понимаю почему этот способ взыскания, способ «дожимания» до результата, пока не получил широкого распространения среди юристов взыскивающих задолженность, при том что имеется достаточно обширная судебная практика в пользу кредиторов.
  • Лично на моем опыте процентов 30 руководителей брошенных организаций должников предпочитают закрыть вопрос с долгом моим доверителям «по-тихому», без создания лишнего резонанса и привлечения внимания других кредиторов, поскольку отвечать придется всем личным имуществом со всеми прелестями исполнительного производства: арестами счетов, запретами на регистрационные действия с имуществом и запретами на выезд за пределы Российской Федерации.
  • В следующих статьях расскажу о предмете доказывания по данным спорам, на что обратить внимание, в каких случаях взыскать задолженность скорее всего не получится.
  • С удовольствие отвечу на ваши вопросы в х.
  • Кстати, запишите в телефон мой номер 8 906 767 45 66, у вас должен быть этот номер в записной книжке.
  • Вам также будут полезны следующие статьи о взыскании задолженности:
  • Административная ответственность должника
  • Взыскание дебеторской задолженности
  • Взыскание задолженности в суде

Как взыскать долг с банкрота, можно ли получить задолженность с банкрота

Если речь идет о физическом лице, гражданине РФ, то встречаются такие типы долгов: другим гражданам по расписке, по коммунальным услугам, ипотеке, потребительским займам. Уже через три месяца невыполнения обязательств россиянин может признать себя банкротом.

На первом этапе возможно взыскание долга с банкрота во внесудебном порядке, с этой целью должнику отправляется уведомление по почте с просьбой погасить задолженность в течение одного месяца. Документ необходимо составить в двух экземплярах – один оставить у себя.

Экономисты напоминают, что направление письменной претензии является обязательным, факт статуса банкрота в данном случае не играет особой роли для кредитора.

Если лицо отказывается выплачивать долг или вообще не выходит на связь, попробовать взыскать долг с банкрота можно через суд.

О подготовке иска следует уведомить и неплатежеспособное лицо, направить документ заказным письмом – уведомление и опись.

Как взыскать долг с банкрота-юридического лица?

Банкротство уже не кажется российским бизнесменам чем-то необычным, к сожалению, угроза того, что контрагент в один день перестанет быть платежеспособным не обходит ни одну бизнес-отрасль.

Особенно актуальной процедура стала для компаний, не выдерживающих конкуренции. Первоочередными кредиторами в ситуации банкротства фирмы становятся даже не банки, а сотрудники, не получившие заработную плату. Давайте рассмотрим механизм взыскания задолженности с работодателя, признанного неплатежеспособным.

  • Отправка письменного требования погасить долги

К заявлению необходимо приложить справку, устанавливающую размер заработной платы и дубликат трудового договора. Срок выплаты устанавливается стандартный – 30 дней.

Если в течение месяца работодатель не дал о себе знать, придется готовить документы для суда. Не советуем медлить, каждый кредитор, большой и маленький, должен быть внесен в реестр требований.

Он закрывается спустя два месяца после начала дела о банкротстве.

Взыскание задолженности с банкрота через суд

Чтобы взыскать задолженность через суд, кредитору придется отнестись к делу максимально ответственно.

Действующее законодательство разделяет требования кредиторов на установленные и условно установленные – категория зависит от возможности подтвердить факт задолженности.

Отметим, что установленными считаются лишь требования с соответствующим решением суда или официальным документом, в котором банкрот сам признает себя должником.

Взыскание долгов с банкрота не обходится без процедуры обсуждения долговых требований. Банкрот может признать или не признать претензии кредиторов. Однако для лица, желающего взыскать долг обязательным условием остается заявление о требованиях в арбитражном суде во время текущего производства по делу или рассмотрения искового заявления.

Субсидиарная ответственность или убытки: что выбрать кредитору

Закон предоставляет кредиторам два варианта привлечения контролирующих лиц к ответственности. Особенности каждого из них — в статье партнера «Пепеляев Групп» Юлии Литовцевой.

С контролирующих должника лиц можно взыскать убытки по общегражданским основаниям и в рамках института субсидиарной ответственности. Плюсы и минусы каждого варианта не всегда очевидны для кредитора. Рассмотрим подробнее специфику каждого из этих способов защиты прав кредитора.

Ключевым фактором, который учитывают суды при оценке основания для привлечения к ответственности, является степень негативного влияния действий (бездействия) контролирующего лица на деятельность должника. В частности, суды оценивают, достаточно ли было таких действий для доведения должника до банкротства.

При решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению — общие положения о возмещении убытков (ст. 53.1 ГК) либо специальные правила о субсидиарной ответственности (ст. 61.

11 Закона о банкротстве), — суд оценивает, насколько существенным было негативное воздействие: как изменилось финансовое положение должника, какие тенденции приобрели экономические показатели (п.

20 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53, далее — Постановление № 53).

Если допущенные контролирующим лицом нарушения повлекли банкротство, то контролирующее лицо привлекается к субсидиарной ответственности. Если же причиненный вред, исходя из разумных ожиданий, не должен был привести к объективному банкротству должника, контролирующие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам ст. 15, 393 ГК.

  • Важно отметить, что, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование.
  • Таким образом, если основания для привлечения к субсидиарной ответственности не доказаны, но налицо противоправное поведение контролирующего лица, то суд принимает решение о возмещении таким лицом убытков.
  • Кроме того, требование о возмещении убытков имеет два преимущества:
  • широкий круг оснований для его предъявления (в отличие от субсидиарной ответственности, которая применяется только в силу специальных норм);
  • отсутствие необходимости доказывать причинно-следственную связь между банкротством и неправомерными действиями (бездействием) контролирующих лиц.
  1. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и требование о возмещении убытков могут рассматриваться в ходе любой банкротной процедуры, а также вне дела о банкротстве в исковом производстве.
  2. Требование о возмещении убытков. Уполномоченный орган вправе подать иск о возмещении убытков в двух случаях:
  • суд возвратил заявление о банкротстве должника в связи с отсутствием средств на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;
  • производство по делу прекращено по аналогичной причине.

Конкурсный кредитор вправе предъявить иск о возмещении убытков вне дела о банкротстве только во втором случае. Хотя формулировка п. 4 ст. 61.13 Закона о банкротстве позволяет предположить наличие у кредитора аналогичных уполномоченному органу прав, эта норма вступает в противоречие с логикой и содержанием п. 3 этой статьи и является, скорее всего, следствием небрежной юридической техники.

  • Таким образом, если кредитор инициировал банкротство должника, не располагающего достаточными активами, и отказался профинансировать судебные расходы, он не сможет после возвращения заявления о банкротстве подать иск о возмещении убытков.
  • Субсидиарная ответственность. Применительно к субсидиарной ответственности условиями для подачи иска вне дела о банкротстве будут:
  • завершение конкурсного производства или прекращение производства по делу о банкротстве;
  • выявление после наступления одного из данных обстоятельств оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренных ст. 61.11 Закона о банкротстве;
  • неудовлетворение в деле о банкротстве требований истца (полное или частичное);
  • публикация в едином федеральном реестре сведений о банкротстве данных о подаче заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.
Читайте также:  Оформление двух налоговых вычетов за год - Совет Юриста

Заявления о привлечении к субсидиарной ответственности и иски о взыскании убытков вне дела о банкротстве относятся к компетенции арбитражного суда, который рассматривал дело, возвратил заявление о банкротстве или прекратил производство по делу. Если суд в ходе рассмотрения иска установит, что требование подлежит рассмотрению в деле о банкротстве, в том числе в качестве требования о привлечении к субсидиарной ответственности, то производство по делу подлежит прекращению.

Суд откажет в присоединении к иску о возмещении убытков лицу, которое не участвовало в деле о банкротстве.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности или взыскании убытков в рамках дела о банкротстве должника не имеет существенных особенностей по сравнению с иными обособленными спорами в делах данной категории.

Нюансы возникают в ситуациях рассмотрения соответствующих требований вне рамок дела о банкротстве. Такие заявления рассматриваются по правилам групповых исков, сформулированных в гл. 28.2 АПК, независимо от количества присоединившихся к требованию лиц. В заявлении истец должен указать круг лиц, заинтересованных в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Предложение о присоединении к заявлению можно сделать путем включения сообщения об этом в единый федеральный реестр сведений о банкротстве в течение трех рабочих дней после принятия судом к производству заявления о привлечении к ответственности.

Если кредиторы не воспользуются правом присоединиться к начавшемуся процессу, то впоследствии они не смогут подать иск о возмещении убытков по тем же основаниям. Исключение составляют случаи, когда существовала объективная невозможность присоединения к первому требованию.

  1. Например, кредитор не имел возможности присоединиться к первоначальному требованию ввиду того, что судебное решение, подтверждающее задолженность перед ним (или иной документ — для случаев взыскания задолженности во внесудебном порядке), не вступило в силу. 
  2. В случае нарушения указанного порядка рассмотрения исковых заявлений о возмещении убытков вышестоящий суд отменяет судебный акт и направляет дело на новое рассмотрение.
  3. Необходимо отметить, что суды отказывают в присоединении к поданному иску о возмещении убытков или привлечении к субсидиарной ответственности лицам, которые не участвовали в деле о банкротстве.
  4. Порядок определения суммы требований существенно различается в зависимости от того, предъявляются требования в деле о банкротстве или вне его, а применительно к возмещению убытков — еще и в зависимости от оснований требований.

Размер требований о привлечении к субсидиарной ответственности, заявленных в деле о банкротстве, определяется суммой не удовлетворенных за счет конкурсной массы требований кредиторов (за некоторыми изъятиями) и текущих расходов.

Если по результатам завершения процедуры банкротства не удовлетворены требования более чем одного лица, имеющего право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, предметом иска будет являться сумма неудовлетворенных требований всех кредиторов.

Сумма убытков, причиненных кредитору контролирующими должника лицами, вне дела о банкротстве может быть предъявлена в размере, не превышающем размера требований такого кредитора к должнику. Важно отметить, что убытки можно взыскать в непокрытой части сверх размера субсидиарной ответственности, а в деле о банкротстве — до установления размера субсидиарной ответственности.

С заявлением о возмещении убытков по корпоративным основаниям участник, кредиторы, уполномоченный орган обращаются от имени должника.

Соответственно, в этих случаях размер убытков не связан ни с суммой требования кредитора-заявителя, ни с общим размером обязательств должника перед кредиторами.

Теоретически не исключена ситуация, когда сумма предъявленных к возмещению убытков может превышать объем всех требований должника.

В отличие от требований о привлечении к субсидиарной ответственности, применительно к которым действует сразу несколько сроков давности, в отношении требований о возмещении убытков применяются общие сроки исковой давности.

В ходе любых банкротных процедур правом на предъявление от имени должника требования о возмещении убытков по корпоративным основаниям наделяются конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника, в том числе бывшие, а также их представители.

Данное требование в силу прямого указания Закона о банкротстве подается от имени должника.

Соответственно, срок исковой давности исчисляется с момента, когда должник, например, в лице нового директора или арбитражного управляющего получил реальную возможность узнать о допущенном бывшим директором нарушении.

Либо когда о нарушении узнал или должен был узнать не связанный с привлекаемым к ответственности директором участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, допустившего нарушение.

При этом течение срока исковой давности не может начаться ранее дня, когда названные лица узнали или должны были узнать о том, кто является надлежащим ответчиком (например, фактическим директором).

Аналогичный подход к порядку исчисления срока исковой давности содержится в п. 10 постановления Пленума ВАС от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». С учетом изложенного, при обращении с требованиями о возмещении убытков необходимо уделять внимание правильному установлению начала течения срока исковой давности.

После вступления в силу гл. III.1 Закона о банкротстве положительно был решен вопрос о возможности урегулирования споров, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности, мировым соглашением. При этом ст. 61.

21 Закона о банкротстве закрепила особый порядок заключения и некоторые условия такого соглашения, которые применимы и к требованиям о возмещении убытков. В части, не противоречащей положениям ст. 61.

21 Закона о банкротстве, заключение мировых соглашений в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности и о возмещении убытков регулируется гл. 15 АПК.

Важным условием утверждения судом мирового соглашения в данной категории обособленных споров является раскрытие ответчиком сведений об имуществе в размере, достаточном для исполнения обязательств по соглашению.

Также законодатель установил, что утверждение мирового соглашения возможно только в отношении всех лиц на стороне заявителя/истца и в отношении всех лиц на стороне лица, привлекаемого к ответственности.

При этом соглашение должно быть единогласно одобрено всеми лицами на стороне лица, подавшего заявление о привлечении к ответственности. При несоблюдении указанных условий вышестоящие суды отменяют определения об утверждении мирового соглашения.

Наиболее распространенными основаниями для взыскания убытков в делах о банкротстве являются фиктивные сделки и иные варианты вывода активов должника.

Одним из примеров является перечисление денежных средств фиктивному контрагенту. В одном из дел суд округа взыскал убытки в размере денежных средств, перечисленных фиктивному подрядчику, созданному незадолго до проведения платежа. Суд установил, что подрядчик не вел хозяйственную деятельность, не имел специального разрешения на выполнение работ и ресурсов для их выполнения.

  • Важно отметить, что платежи по фиктивным сделкам могут повлечь взыскание с руководителя убытков безотносительно к признанию таких сделок недействительными, если соответствующие обстоятельства были установлены судебными актами.
  • Взыскание убытков нередко осуществляется в ситуациях отчуждения руководителем должника имущества организации без встречного предоставления или необоснованных затрат.
  • Например, суд взыскал убытки с руководителя в связи с произведенными необоснованными платежами за аренду: арендодателем являлся сам руководитель; арендованное имущество фактически не использовалось должником; на момент заключения и исполнения договора аренды должник имел признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Широкое распространение в судебной практике получили споры о взыскании с руководителей, не обратившихся с заявлением о банкротстве должника, убытков, связанных с расходами на процедуру банкротства. Неслучайно один из таких кейсов стал поводом для формирования Конституционным судом правовой позиции относительно условий ответственности.

В данном деле с руководителя взыскали убытки в размере расходов, возникших у уполномоченного органа как заявителя по делу о банкротстве.

Конституционный суд указал, что сам по себе факт несения таких расходов не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника.

Это обусловлено тем, что возникновение затрат связано как с инициативным поведением самого заявителя, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего.

  1. Оценка достаточности имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве — как на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, так и в ходе рассмотрения дела (и прежде всего в процедуре наблюдения) — должна осуществляться не только заявителем по делу, но и судом и арбитражным управляющим.
  2. Таким образом, если затраты были обусловлены, например, неэффективной деятельностью временного управляющего или заявление о банкротстве было принято судом и процедура наблюдения введена в отсутствие необходимых условий (в частности, без должной проверки наличия достаточных для покрытия расходов активов), то после прекращения производства по делу с руководителя нельзя взыскать понесенные заявителем расходы.
  3. Источник: «Арбитражная практика для юристов»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *