Влияние договора возмездного оказания услуг на выплату компенсации — Совет Юриста

Л. В. Карпович /эксперт журнала «Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения»/

В каждой организации возникают ситуации, когда для выполнения определенного вида работ или услуг приходится нанимать работников со стороны. Как правило, с такими работниками заключается договор гражданско-правового характера, имеющий с точки зрения налоговой экономии преимущества перед срочным трудовым договором.

  • Однако зачастую проверяющие инстанции пытаются найти в содержании договора зацепки, позволяющие переквалифицировать его в трудовой, и, соответственно, доначислить налоги в бюджет.
  • В данной статье рассказано, к ак правильно оформить гражданско-правовой договор, чтобы избежать подобных неприятностей, а также как грамотно вести бухгалтерский учет и налогообложение таких выплат.
  • Сущность гражданско-правового договора

Общее определение гражданско-правового договора дано в ст. 420 ГК РФ. В соответствии с ней под договором понимается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Договор заключается на добровольных началах, условия его определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда соответствующее условие предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ). Цена по договору также устанавливается соглашением сторон.

Видов гражданско-правовых договоров достаточно много, и применяются они практически во всех сферах жизни. Нас интересуют те, реализация которых связана с трудовой деятельностью граждан. Каждый из договоров имеет свои особенности, и потому многим из них в ГК РФ посвящены отдельные главы. Так, например, договор подряда рассматривается в гл.

37, возмездного оказания услуг в гл. 39, перевозки в гл. 40, поручения в гл. 49, комиссии в гл. 51 и т.д. Несмотря на многообразие форм, все они имеют ряд общих признаков, отличающих их от трудовых договоров. Давайте рассмотрим эти различия.

Согласно ст.

56 ТК РФ трудовой договор – это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные Трудовым кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, в свою очередь работник обязуется выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Гражданско-правовой договор не содержит условий, обязывающих исполнителя соблюдать режим работы и отдыха, подчиняться распоряжениям заказчика. В этом его основное отличие от трудового договора.

В частности, по договору подряда одна сторона по заданию другой выполняет определенную работу (оказывает услугу, совершает действие, сделку и т.п.) и сдает ее в срок заказчику, который в свою очередь обязуется принять и оплатить результат работы. При этом гражданин выполняет работу на свой риск, что не присуще трудовым отношениям, при которых имущественные риски несет работодатель.

Кроме того, работник, заключивший трудовой договор, за свою работу регулярно получает заработную плату на основании тарифных ставок либо окладов независимо от достигнутого результата.

Гражданско-правовой договор, как правило, предусматривает получение вознаграждения за конечный результат.

Причем в случае невыполнения работы по вине исполнителя заказчик оплачивает только осуществленную часть работ.

Рассмотренные особенности договоров нужно учитывать при принятии граждан на временную работу. Обычно организация стремится заключить с таким работником гражданско-правовой договор, поскольку при этом ей удается сэкономить на налогах. Согласно п. 3 ст.

238 НК РФ вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера, не включаются в налоговую базу по ЕСН в части суммы налога, подлежащего уплате в ФСС РФ (2,9%).

С них также не начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, если это не оговорено в договоре.

Кроме того, в случае заболевания работника организация не должна оплачивать больничный лист, а также начислять отпускные за отработанное время.

Как видим, плюсы очевидны. Но хотим предупредить, что если характер работы с точки зрения проверяющей организации, в частности ФСС РФ, не будет соответствовать условиям гражданско-правового договора, то она наверняка переквалифицирует его в срочный трудовой договор и, соответственно, доначислит все налоги.

Обратите внимание: в ст. 11 ТК РФ говорится, что заключенные организацией с физическими лицами гражданско-правовые договоры могут быть признаны трудовыми только в суде общей юрисдикции. Но это не означает, что данный вопрос нельзя поднимать в арбитражном суде.

В соответствии с пп. 4 п. 2 ст. 11 Федерального закона № 165-ФЗ[1] страховщики обязаны обеспечить контроль над правильным начислением, своевременными уплатой и перечислением страховых взносов, а для этого они должны проверять договоры на соответствие действующему законодательству.

Как свидетельствует арбитражная практика, ФСС РФ не всегда удается переквалифицировать гражданско-правовой договор в трудовой, зачастую суд считает доводы представителей фонда недостаточно обоснованными и отклоняет их претензии (см. Постановление ФАС СЗО от 14.04.05 № А42-6525/03-16).

Насколько важны содержание договора, характер предоставляемых по нему работ или услуг, показывает и Решение

К вопросу о защите слабой стороны договора возмездного оказания услуг

Классическая ситуация: сильная сторона договора (допустим, крупная фирма) «скидывает» слабой стороне (фрилансеру) драфт договора возмездного оказания услуг, где заказчик – эта фирма. В драфте содержится пункт договора о невозможности отказа от его исполнения в одностороннем порядке ни одной из сторон договора в течение срока его действия. Драфт подписали.

Через некоторое время фирма решает немотивированно отказаться от исполнения договора, оспаривая в суде описанный пункт по основанию несоответствия императивным требованиям закона. Срок исковой давности, допустим, не истек. Или, например, заявляет о ничтожности такого договорного пункта в силу абз. 2 п.

74 ППВС №25 от 2015 года, как противоречащего существу законодательного регулирования.

И тут крайне интересным вопросом является возможность защиты слабой стороны договора (по кейсу — исполнителя) от таких заявлений ее контрагента.

В данном случае, как представляется, единственным возможным вариантом защиты является системное толкование положений ст. 10, 431 ГК РФ – толкование такого пункта с точки зрения цели, которую преследовали стороны.

Очевидно, что невозможность отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг – ни что иное, как инструмент, способный защитить экономический интерес сторон.

Контрагенты, ровным счетом, не преследуют цели исполнить обязательство ради факта исполнения (опять же, особенно для исполнителя), их интерес – получить встречное представление (денежные средства) за такое исполнение. Следовательно, вводя соответствующее ограничение на односторонний отказ, стороны создают себе гарантию того, что денежные средства будут получены.

При этом, в соответствии с абз. 3 п. 4 ППВАС №16 «О свободе договора и ее пределах», контрагенты вправе отступить от положений ст. 782 ГК РФ в части согласования сторонами иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора, […] может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне). 

Таким образом, защищая слабую сторону договора от заявления контрагента о недействительности анализируемого договорного пункта, судам следует сохранять его силу путем толкования, с учетом цели: отказ от исполнения договора возможен только в случае полной оплаты стоимости услуг по договору.  

Как представляется, такой подход должен благоприятно сказаться на гражданском обороте и будет являться своего рода превенцией злоупотребления правом, которое прослеживается в предложенном кейсе.

Верховный суд узаконил гонорар успеха — новости Право.ру

Верховный суд вынес отказное определение по спору юридической компании с клиентом, касающемуся возможности взыскания гонорара успеха. Фактически это означает признание законной такой формы вознаграждения. Вопрос о возможности выплаты юристам гонорара успеха широко обсуждается в адвокатском сообществе. В понедельник, 30 сентября, это обсудят на рабочей группе в Госдуме, заявлял Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. В ходе недавней пресс-конференции он заявил, что поддерживает законодательное закрепление возможности такой выплаты для юридического представителя. А эксперты уверены, что это может стать одним из двигателей института групповых исков, который заработает в России с 1 октября («На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски»). Юрист Цессия вместо гонорара успеха: как юристы «маскируют» вознаграждения
Но изначально разобраться, имеет ли право юрист указать условие о гонораре успеха в договоре с клиентом, пришлось судам. Четыре инстанции, включая Верховный суд, отказавшийся рассмотреть кассационную жалобу на определение, признали, что это законно. ООО «Центр защиты коммерческой тайны «Инфотайн» обратилось с иском в АС Челябинской области к ООО «Научно-производственная компания «Волвек Плюс», чтобы взыскать долг в 832 000 руб. и неустойку по договору об оказании юридических услуг (дело № А76-26478/2018). Истцы должны были представлять ответчика в споре, касающемся интеллектуальной собственности. В договоре было указано, что заказчик услуг оплачивает их на условиях, предусмотренных договором, а по договору юристам должны были заплатить 60 000 руб. и дополнительное вознаграждение – 10% от суммы, которую получится взыскать в суде в пользу заказчика, или от суммы в мировом соглашении, если стороны смогут к нему прийти. Фактически это условие представляло собой гонорар успеха. Гонорар успеха надо было выплатить в течение пяти месяцев после получения исполнительного листа клиентом юристов. По итогу спора (дело № А76-16920/2017) иск удовлетворили полностью и взыскали в пользу компании «Волвек Плюс» 7,32 млн руб. «Инфотайн» и «Волвек Плюс» подписали документ, подтверждающий, что заказчик получил решение суда и исполнительный лист, принял работу и не имеет претензий к представителям, которые должны были получить за работу 732 000 руб. В этом сюжете
Однако заказчики не заплатили юристам, а когда те пошли в суд, чтобы добиться согласованной выплаты, ссылались на ничтожность пункта договора, предполагающего выплату гонорара успеха. В частности, они аргументировали свою позицию п. 3.3 Постановления Конституционного суда № 1-П от 23 января 2007 года, где указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу, но при этом вправе исчислять размер вознаграждения в процентах от цены иска. В первой инстанции, АС Челябинской области, судья Ирина Костарева признала, что аргумент несостоятельный. «Спорный пункт договора не обуславливает выплат вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Он предусматривает выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении», – объясняет судья в решении.

Читайте также:  Ошибка в кредитной истории - как исправить - совет юриста

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам Конституционного суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*.

В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг.

В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг.

Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области.

Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска.

Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным – здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью и взыскали с ответчика основной долг – 732 000 руб., а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900 000 руб. Решение устояло еще в двух инстанциях: в 18-м ААС и АС Уральского округа.

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

Полагаем, что это делает гонорар успеха полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов.

При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

Взыскание убытков за некачественное оказание юридических услуг

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание убытков за некачественное оказание юридических услуг (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание убытков за некачественное оказание юридических услуг

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 4 «Качество товара (работы, услуги)» Закона РФ «О защите прав потребителей»(Р.Б. Касенов)Как указал суд, для удовлетворения исковых требований о возмещении ущерба необходимо установить юридически значимое обстоятельство — недостаток оказанной гражданину услуги (ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей»). Заявленные к возмещению убытки возникли у истца вследствие оказания исполнителем юридических услуг низкого качества и отказа судом в удовлетворении требований истца о взыскании со страховой компании страхового возмещения в сумме, превышающей страховую выплату, произведенную страховщиком; определения по результатам судебной экспертизы величины подлежащего выплате страхового возмещения в меньшей сумме, чем ожидал истец. Вместе с тем альтернативная оценка судом предоставленных в материалы по гражданского делу доказательств не свидетельствует об оказании представителем юридических услуг ненадлежащего качества. Таким образом, суд отказал в удовлетворении требований истца о взыскании разницы между суммой страхового возмещения по заключению и суммой возмещения, определенной судебной экспертизой, расходов на оплату экспертизы, стоимости услуг представителя, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание убытков за некачественное оказание юридических услуг

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: О юридической ответственности судебного представителя(Халатов С.А., Чудиновская Н.А.)

(«Закон», 2020, N 10)

Судебная практика сформулировала сходное с изложенным выше правило об ответственности за оказание ненадлежащих услуг, не отвечающих стандарту «разумный, добросовестный, компетентный юрист». Президиум Высшего Арбитражного Суда указал, что юридические услуги, оказанные некачественно, — консультация по правовым вопросам без учета изменения действующего законодательства — оплате не подлежат. Согласно договору оказания услуг именно юридическое бюро, являющееся профессионалом в сфере правового сопровождения, было обязано консультировать общество по правовым вопросам, возложение риска незнания законодательства на общество необоснованно. Общество, действуя разумно и добросовестно, именно для исполнения своей обязанности по соблюдению действующего законодательства заключило договор возмездного оказания юридических услуг, тем самым переложив во внутренних отношениях с контрагентом риск несоблюдения в процессе своей хозяйственной деятельности правовых норм на юридическое бюро, и получило возможность в случае оказания некачественных услуг взыскать с него убытки .

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 49-КГ15-21

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2016 г. N 49-КГ15-21

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Сухарева И.К. к обществу с ограниченной ответственностью «Юмагузинское водохранилище» и Евсюкову Р.О. о признании недействительным договора уступки права требования и применении последствий недействительности сделки и по встречному иску Евсюкова Р.О. к Сухареву И.К. о взыскании рублей

по кассационной жалобе Сухарева И.К. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 9 июня 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Сухарева И.К. и его представителя Мальбина Д.А., поддержавших доводы жалобы, Евсюкова Р.О. действующего от своего имени и от имени «Юмагузинское водохранилище», просившего в удовлетворении жалобы отказать,

установила:

Сухарев И.К. обратился в суд с иском к ООО «Юмагузинское водохранилище» (далее — общество) и Евсюкову Р.О. о признании недействительным договора уступки права требования и применении последствий недействительности сделки.

Истец сослался на то, что между ним и обществом 18 апреля 2011 г. был заключен договор N 11 на оказание юридических услуг, который принят к исполнению сразу после его подписания.

В ходе исполнения указанного договора истцом проведены работы по подготовке соответствующих материалов для подачи заявлений в арбитражные суды, составлены необходимые претензии и возражения. Договор не расторгнут, работы по нему выполнены Сухаревым И.К. в полном объеме, оплату по договору он не получил. 16 октября 2012 г.

между обществом и Евсюковым Р.О. заключен договор уступки прав требования (цессии), который, по мнению Сухарева И.К., является недействительным, поскольку уступаемое право не является бесспорным.

Евсюков Р.О., не согласившись с иском, предъявил встречный иск к Сухареву И.К. о взыскании руб., сославшись на то, что в соответствии с пунктом 4.2 договора от 18 апреля 2011 г. общество выплатило Сухареву И.К. аванс в размере 100% цены договора путем передачи ему простого векселя ОАО «Сбербанк России» номиналом руб.

Решением Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 13 декабря 2011 г. статус Сухарева И.К. как адвоката был приостановлен, в связи с чем ответчик не оказал в полном объеме юридические услуги, предусмотренные договором от 18 апреля 2011 г., а поэтому по условиям указанного договора должен вернуть полученный аванс.

16 октября 2012 г. между обществом и Евсюковым Р.О. заключен договор уступки права требования (цессии), согласно которому цедент — общество уступил, а цессионарий — Евсюков Р.О. принял право требования у Сухарева И.К. возврата руб.

Решением Советского районного суда г. Уфы от 17 апреля 2013 г. в удовлетворении иска Сухарева И.К. отказано, встречный иск Евсюкова Р.О. удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 25 июля 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2014 г. состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Советского районного суда г. Уфы от 9 февраля 2015 г. первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 9 июня 2015 г. решение суда отменено и по делу вынесено новое решение, которым в первоначальном иске отказано, встречный иск удовлетворен частично: с Сухарева И.К. в пользу Евсюкова Р.О. взыскано руб.

В кассационной жалобе Сухарев И.К. просит отменить апелляционное определение от 9 июня 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 17 декабря 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что обязательства по договору на оказание юридических услуг от 18 апреля 2011 г. Сухаревым И.К. выполнены, поэтому оснований для возврата аванса, полученного в виде простого векселя ОАО «Сбербанк России» на сумму руб., не имеется.

Кроме того, данный вексель предъявлен к оплате главным бухгалтером Финансово-экономической коллегии адвокатов (векселедержателя) М. и отсутствуют доказательства того, что денежные средства в указанной сумме затем были переданы Сухареву И.К. Судом также указано на то, что в связи с исполнением договора от 18 апреля 2011 г.

отсутствует право, уступленное обществом Евсюкову Р.О.

Читайте также:  Сдача в аренду унаследованного имущества - Совет Юриста

Отменяя решение суда и принимая по делу новое решение, суд апелляционной инстанции указал, что обязательства по договору на оказание юридических услуг Сухаревым И.К. выполнены частично, договор цессии от 16 октября 2012 г.

его прав не нарушает и предусмотренных законом оснований для признания этой сделки недействительной не имеется. С Сухарева И.К. в пользу Евсюкова Р.О. взыскано руб.

в счет возврата части аванса пропорционально выполненным ответчиком по встречному иску обязательствам по договору от 18 апреля 2011 г.

В кассационной жалобе Сухарев И.К. просит об отмене апелляционного определения, ссылаясь на то, что денежные средства, выплаченные обществом, зачислены на расчетный счет коллегии адвокатов, членом которой он состоял, и до настоящего момента им не получены, а потому не могут быть взысканы с него.

Данные доводы основаны на неправильном толковании норм материального права и не могут являться основанием для отмены апелляционного определения.

Права и обязанности сторон в соглашении об оказании юридической помощи адвокатом регулируются главой 39 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В соответствии с пунктом 13 статьи 22 указанного Закона коллегия адвокатов в соответствии с законодательством Российской Федерации является налоговым агентом адвокатов, являющихся ее членами, по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности, а также их представителем по расчетам с доверителями и третьими лицами и другим вопросам, предусмотренным учредительными документами коллегии адвокатов.

  • В пункте 15 данной статьи предусмотрено, что соглашения об оказании юридической помощи в коллегии адвокатов заключаются между адвокатом и доверителем и регистрируются в документации коллегии адвокатов.
  • Из пунктов 1, 2, 4, 6 статьи 25 названного Закона следует, что адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем.
  • Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
  • Существенными условиями соглашения являются:
  • 1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
  • 2) предмет поручения;
  • 3) условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;
  • 4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения, за исключением случаев, когда юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;
  • 5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.
  • Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Таким образом, закон определяет основные принципы финансовых взаимоотношений между коллегией адвокатов, адвокатом и доверителем, согласно которым в коллегии адвокатов адвокат от своего имени самостоятельно заключает соглашение с доверителем об оказании последнему юридических услуг, которое регистрируется в коллегии адвокатов.

Коллегия адвокатов не является стороной в соглашении об оказании юридической помощи, однако наделена статусом налогового агента ее членов, а также статусом представителя адвоката по его расчетам с доверителями и третьими лицами.

Соответственно, все расчеты между адвокатом и доверителем должны осуществляться только через кассу либо расчетный счет коллегии адвокатов.

Отношения, касающиеся действий коллегии адвокатов как представителя адвоката, регулируются главой 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

https://www.youtube.com/watch?v=eqmvcyf1boI

В соответствии с пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Анализ вышеприведенных положений закона позволяет прийти к выводу о том, что договорные отношения, а также права и обязанности по исполнению договора на оказание юридической помощи возникают между адвокатом коллегии адвокатов, с одной стороны, и доверителем — с другой.

Следовательно, при возникновении спора между ними, в том числе об объеме выполненных услуг, их оплате, взыскании каких-либо сумм, предусмотренных договором, с доверителя в пользу адвоката и наоборот надлежащими сторонами спора будут указанные лица, а не коллегия адвокатов.

Само по себе зачисление гонорара адвоката на расчетный счет коллегии адвокатов как представителя адвоката по его расчетам с доверителем не влияет на права и обязанности сторон соглашения об оказании юридической помощи, в том числе и тогда, когда сумма, полученная по указанному соглашению, не перечислена адвокату с расчетного счета коллегии.

Судами установлено и сторонами не оспаривается, что в соответствии с соглашением об оказании юридической помощи между Сухаревым И.К. и обществом от 18 апреля 2011 г. оплата услуг Сухарева И.К.

была произведена путем передачи последнему векселя ОАО «Сбербанк России» на сумму руб. Вексель был выдан в пользу Финансово-экономической коллегии адвокатов, обналичен ее главным бухгалтером и сумма руб.

была зачислена на расчетный счет коллегии.

Таким образом, обязанности по оплате услуг Сухарева И.К. обществом были исполнены в полном объеме.

Исходя из вышеизложенной правовой позиции, при возникновении спора о взыскании части гонорара с адвоката Сухарева И.К. именно он является надлежащим ответчиком. Тот факт, перечислялись ли ему указанные денежные средства с расчетного счета коллегии адвокатов, значения для правильного разрешения спора не имеет.

В связи с этим не является юридически значимым установление действительности справки от 18 марта 2013 г. N 68/13, выданной главным бухгалтером Финансово-экономической коллегии адвокатов, о получении Сухаревым И.К. денежных средств по векселю и включении указанных сведений в справку о доходах физического лица.

Однако исследование этого обстоятельства судом апелляционной инстанции не влияет на законность принятого им решения и не может являться основанием к его отмене (часть 4 статьи 1 и часть 6 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан пришла к выводу о том, что Сухаревым И.К. оказаны юридические услуги, предусмотренные пунктом 1.1 договора от 18 апреля 2011 г., а услуги, указанные в пункте 1.2 этого договора, им не исполнялись, в связи с чем с Сухарева И.К. была взыскана половина суммы аванса за вычетом налога на доходы физических лиц.

Установлено также, что неисполнение части предусмотренных договором услуг было вызвано решением Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан от 13 декабря 2011 г. о приостановлении действия адвокатского статуса Сухарева И.К. в связи с его избранием в органы представительной власти.

Таким образом, принятое судом апелляционной инстанции постановление о взыскании части суммы аванса соответствует положениям пункта 3 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, заказчик возмещает исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Вывод суда второй инстанции об объеме реально выполненных Сухаревым И.К. работ сделан на основе оценки представленных сторонами доказательств.

При рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (часть 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим суд кассационной инстанции не вправе давать иную оценку фактическим обстоятельствам, установленным судом апелляционной инстанции.

Также судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан приняла правильное решение в части отказа в удовлетворении иска Сухарева И.К. к обществу и Евсюкову Р.О.

о признании недействительным договора уступки права требования от 16 октября 2012 г.

и применении последствий недействительности сделки, поскольку оспоренный договор заключен в соответствии со статьями 382 и 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы Сухарева И.К. не состоятельны, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права.

Таким образом, суд апелляционной инстанции правильно применил нормы материального права и не допустил существенного нарушения норм процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 9 июня 2015 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Сухарева И.К. — без удовлетворения.

——————————————————————

Расторжение договора оказания услуг

Юридическая компания «Крайнев и партнеры» проведет анализ документов с целью выявления наиболее выгодного для клиента способа расторжения договора возмездного оказания услуг (информация о скидках на услуги).

В житейской практике расторжение договора оказания услуг обычно понимается как разрыв отношений между заказчиком и исполнителем по взаимному соглашению, либо в одностороннем порядке, что часто связано с последующим судебным разбирательством. Между тем, с юридической точки зрения расторжение договора возмездного оказания услуг возможно двумя способами:

  • путем отказа от его исполнения (ст. 782 ГК РФ);
  • в результате собственно расторжения (ст. 450 ГК РФ).

Условия расторжения договора оказания услуг и наступающие последствия в каждом случае существенно различаются. Этот момент стороны должны учитывать еще при заключении сделки, что, к сожалению, делается не часто. В результате любая из сторон при разрыве отношений может понести финансовые потери, которые далеко не всегда можно компенсировать путем взыскания убытков.

Читайте также:  Неверная площадь ипотечной квартиры в выписке егрн - совет юриста

Виды деятельности, относимые к возмездному оказанию услуг

Гражданским кодексом предусмотрены отдельные правила для разных видов деятельности. Возмездное оказание услуг регулируется главой 39 ГК РФ, и к ней относятся обязательства по оказанию образовательных, консалтинговых, медицинских, рекламных, ремонтных и многих других услуг — эта деятельность носит универсальный характер.

Вопросы расторжения договора об оказании услуг в одностороннем порядке регулируются ст. 782 ГК РФ. Возможность применения одностороннего отказа определяется принадлежностью предмета соглашения именно к услугам. Не относятся к такой деятельности подряд, перевозки, хранение и другие виды работ — полный перечень исключений приводится в п.2 ст. 779 ГК РФ.

Многие виды деятельности осуществляются на основании специальных законов. Так, услуги по управлению многоквартирным домом регулирует Жилищный кодекс, банковские — закон о потребительском кредитовании. Это же касается страхования, образования, связи. Их положения приоритетны по отношению к общим нормам Гражданского кодекса.

Отказ от исполнения и расторжение договора на оказание услуги

В статье 782 ГК РФ прямо предусмотрена возможность расторжения договора об оказании услуг в одностороннем порядке, и сформулирована она следующим образом.

Заказчик может в любой момент отказаться от его исполнения, оплатив исполнителю фактические расходы. Это может сделать и исполнитель, возместив заказчику понесенные убытки.

Юридически грамотно называть такое действие — отказ от исполнения.

Положение сформулировано императивно, а, следовательно, не может быть изменено условиями соглашения. Односторонний отказ, или расторжение договора на оказание услуг в одностороннем порядке —  законное право участников сделки, оно  не требует обоснования и не несет никаких последствий. Оплата расходов и возмещение убытков в данном случае — условие отказа.

В то же время, ст. 450 ГК РФ регулирует общие правила по отношению к любым сделкам и всем видам деятельности, в том числе на ее основании возможно расторжение договора на оказание услуг в одностороннем порядке. Но в этом случае главную роль играют условия соглашения между контрагентами со всеми вытекающими последствиями.

Специальные нормы имеют приоритет перед общими, поэтому ничто не мешает сторонам в любое время завершить отношения путем одностороннего отказа от их продолжения.

Условия соглашения, предусматривающие запрет или ограничение этого права считаются ничтожными. Это подтверждает Постановление Президиума ВАС РФ № 2715/10 по делу N А64-7196/08-23 от 07.09.2010 г.

Пример интересен тем, что в нем рассматривается расторжение договора на оказание юридических услуг по инициативе заказчика.

Адвокатским бюро (исполнитель) в соглашение был включен пункт о выплате неустойки в размере 200 000 рублей в случае расторжения отношений по инициативе сельхозкооператива (заказчика) или совершения им действий, влекущих невозможность исполнения услуги. Заказчик отказался от нее, исполнитель подал иск о взыскании неустойки.

Суд удовлетворил требование, две апелляционные инстанции подтвердили правомерность решения. Однако Верховный Арбитражный суд РФ указал, что стороны могут предусмотреть любые условия соглашения, если они не противоречат закону. Поскольку ст.

782 ГК РФ закрепляет право на одностороннее расторжение договора возмездного оказания услуг заказчиком, постольку ничтожным является любое условие, ограничивающее это право.

Досрочное расторжение договора оказания услуг (ст. 450 ГК РФ)

Причины расторжения договора на оказание услуг на общих основаниях изложены в статьях 450–451 ГК РФ. Допускается три способа прекращения отношений между участниками сделки:

  • на основании добровольного соглашения — если условия сделки не предусматривают запрет на такие действия;
  • одностороннее расторжение договора оказания услуг при наступлении обстоятельств, оговоренных соглашением;
  • расторжение договора оказания услуг в одностороннем порядке по решению суда.

В первом случае причина расторжения договора на оказание услуг не имеет значения. Прекращение отношений предусматривает определенный порядок.

  1. Заинтересованная сторона отправляет в адрес контрагента уведомление о своем намерении. При этом неважно, происходит расторжение договора по инициативе исполнителя или заказчика. Можно приложить свой вариант соглашения, и если противоположная сторона его подпишет, он считается расторгнутым с момента подписания. В ином случае, они встречаются и согласовывают условия документа.
  2. Ответ ожидается в течение 30 дней. При его отсутствии, или отказе прекратить отношения по соглашению сторон, инициатор вправе подать иск в суд на расторжение договора оказания услуг в одностороннем порядке. Заявление будет принято только при наличии уведомления, ранее отправленного другой стороне.

Если участники сделки смогли прийти к компромиссу, они составляют письменное соглашение в такой же форме, в какой был заключен исходный документ. В нем обязательно указывается отсутствие взаимных претензий, при необходимости прикладывается акт взаиморасчетов или акт о сдаче-приемке имущества.

Расторжение договора услуг в одностороннем порядке

При решении вопроса в суде причина расторжения договора на оказание услуг имеет большое значение. Основанием может служить:

  1. существенное нарушение условий соглашения одной из сторон;
  2. существенное изменение обстоятельств по сравнению с моментом заключения;
  3. иные причины, прямо предусмотренные законодательством.

Все нарушения и обстоятельства сторона, подавшая иск, обязана доказать документально. В зависимости от предмета соглашения (лечение, обучение, туристические услуги и пр.), они будут разными.

Так, в соответствии с законом о туристической деятельности причиной расторжения договора услуг из-за нарушения существенных условий может послужить изменение общей цены путевки в рублях, отсутствие информации об условиях выдачи перевозочного документа и другие (ст.

10, Федеральный закон №132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996г.).

К существенным обстоятельствам относятся такие, изменение которых стороны не могли разумно предположить заранее, и, зная о них, никогда бы не заключили сделку. Такое основание принимается судом в исключительных ситуациях. Так, в случае с туроператором расторжение договора возмездного оказания услуг исполнителем (заказчиком) на этом основании означает:

  1. худшие условия поездки по сравнению с заявленными в путевке;
  2. неожиданный резкий рост цен на услуги транспортных перевозчиков;
  3. перенос сроков путешествия, влекущий невозможность его осуществления;
  4. невозможность участия в поездке из-за отказа в визе, неожиданной болезни.

Стороны могут предусмотреть любые условия, на которых допускается одностороннее расторжение договора услуг, включая размеры, порядок и сроки компенсации убытков.

Возможность одностороннего отказ от его исполнения (ст. 782 ГК РФ) не исключает права расторгнуть его по соглашению сторон и на условиях, прямо не предусмотренных законом.

Однако запретить друг другу отказаться от его исполнения они не могут.

Прекращение отношений по решению суда наступает со дня вступления его в силу. Только после этого стороны могут подать иск о возмещении расходов, взыскании убытков, неосновательного обогащения.

Нужно помнить, что при рассмотрении существенных обстоятельств, суд исходит из необходимости справедливого распределения расходов, понесенных сторонами в связи с исполнением обязательств по сделке (п. 3 ст.

451 ГК РФ).

Прекращение отношений в порядке ст. 450 ГК РФ редко проходит без осложнений. При подаче искового заявления нужно учитывать нормы Гражданского кодекса, специфику деятельности, тщательно подготовить доказательную базу.

Практика нашей компании показывает, что вынесение решения в пользу истца — это только половина дела. Подтвердить и успешно взыскать возмещение расходов, понесенные убытки можно только при грамотной юридической поддержке.

Одностороннее расторжение договора оказания услуг (ст. 782 ГК РФ)

В большинстве случаев отказ от исполнения более выгоден, чем расторжение договора на оказание услуг по инициативе заказчика. Это влечет для него минимальные временные и финансовые затраты.

  1. Достаточно отправить в адрес исполнителя уведомление и позаботиться о том, чтобы оно было получено — с этого момента подписанный ранее документ не действует. Нет необходимости даже указывать причину расторжения договора услуг.
  2. Оплатить фактические расходы исполнителя можно как предварительно, так и после отсылки уведомления. В законе не указаны жесткие сроки, и в большинстве случаев это бывает не очень большая сумма. От ее оплаты заказчик не освобождается.
  3. Если в соглашении стороны предусмотрели какой-то определенный порядок, условия на случай расторжения договора оказания услуг, необходимо их придерживаться. Обычно это касается сроков уведомления, порядка компенсации расходов.

Рассчитывая оплату фактических расходов, следует ориентироваться на судебную практику. В их состав включаются следующие затраты.

  • Произведенные расходы исполнителя, связанные с исполнением соглашения, включая штрафы, если они были оплачены (исключая заранее установленную штрафную неустойку). Обзор судебной практики ВС РФ №1 от 04.03.2015 г.
  • Предстоящие расходы, необходимость в которых возникла до расторжения договора возмездного оказания услуг заказчиком (включая обязательства исполнителя перед третьими лицами). Постановление ВАС РФ № 8905/10 по делу № А40-93885/08-112-491 (09.03.2011 г.).
  • Все понесенные исполнителем расходы до момента расторжения договора услуг в одностороннем порядке даже в том случае, если они не были оказаны фактически. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ №1 (04.03.2015).

Расторжение договора возмездного оказания услуг исполнителем встречается на практике значительно реже, тем не менее, такое право ему предоставлено. Уведомление другой стороны происходит в том же порядке, что описан выше. Преимущества он получает в следующих ситуациях:

  1. если он не может исполнить работу по вине заказчика (что требуется подтвердить), то последний обязан оплатить все, что было предусмотрено соглашением (п. 2 ст. 781 ГК РФ);
  2. когда он не смог выполнить обязательства, за которые не отвечает ни одна из сторон — он имеет право на возмещение фактических расходов (п. 3 ст. 781 ГК РФ).

Расторжение договора по инициативе исполнителя влечет за собой обязанность возместить заказчику возникшие убытки. Они включают расходы по восстановлению прав (например, судебные издержки) и неполученную выгоду (ее нужно доказать).

В заключение. Юридическая компания «Крайнев и партнеры» на профессиональной основе осуществляет деятельность по обслуживанию среднего и крупного бизнеса. В работе участвуют юристы и адвокаты с большим опытом работы на крупных предприятиях (свыше 1 000 человек), в арбитражных судах и прокуратуре.

Мы оказываем консалтинговые услуги, обеспечиваем защиту клиента в процедурах досудебного урегулирования и представительство в суде.

Обращаясь в нашу компанию, Вы можете рассчитывать на квалифицированную рекомендацию по вопросу, какой способ прекращения отношений будет для компании наименее затратным с точки зрения получения максимально выгодного результата.

И посмотрите наш прайс-лист — наши цены Вас приятно удивят.

Вам может быть интересно:

Самые популярные статьи:

Читайте нас там, где Вам удобно:

  • Instagram

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *