Как бизнесмену минимизировать уголовные риски — Совет Юриста

  • Возникновение рисков
  • Как правило, условия, при которых возникают серьезные риски привлечения к уголовной ответственности, следующие:
  • — конфликт с контрагентами;
  • — невыполнение взятых на себя по отношению к контрагентам имущественных обязательств со стороны компании;
  • — «заказ» со стороны конкурентов;
  • — рейдерская атака для завладения бизнесом, помещениями;
  • — корпоративный конфликт внутри компании между учредителями;
  • — налоговая проверка.
  • Наиболее часто применяются такие статьи Уголовного кодекса РФ в отношении директоров и учредителей:

— ст. 159 («Мошенничество»), максимальное наказание до 10 лет лишения свободы. Это самая «универсальная статья» УК РФ, под которую может попасть невыполнение любого обязательства;

— ст. 160 («Присвоение или растрата»), максимальное наказание до 10 лет лишения свободы. По ней привлекают за хищение вверенного имущества;

— ст. 199 («Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов»), максимальное наказание до 6 лет лишения свободы;

— ст. 201 («Злоупотребление полномочиями»), максимальное наказание до 10 лет лишения свободы. Ее вменяют за использование руководителем полномочий вопреки интересам организации в целях извлечения выгоды.

Приведем пример.

В компанию в рамках возбужденного уголовного дела пришли с обыском сотрудники полиции. В ходе обыска были изъяты документы за весь период деятельности компании, в том числе деловая переписка и вся оргтехника.

Предпринимательская деятельность в Интернете

Причиной возбуждения уголовного дела явилось невыполнение в полном объеме принятых на себя обязательств перед контрагентом, конфликты с его представителями по урегулированию вопросов и т.д.

Изъятие документации полностью парализовало деятельность предприятия, которое в течение месяца фактически прекратило свое существование из-за невозможности заниматься предпринимательской деятельностью. Кроме этого, в изъятых документах (черновиках) оказалось много информации, которую следователь счел доказательством мошеннической деятельности предприятия.

Способы снижения рисков

Основными способами минимизации уголовно-правовых рисков являются следующие.

Исполнение предприятием договорных обязательств, особенно тех, которые связаны с государственным финансированием.

Если предприятие не может или не успевает исполнить взятые на себя обязательства, ни в коем случае нельзя создавать видимость их исполнения, подписывать закрывающие документы, чтобы в будущем завершить реализацию проекта. Необходимо принять меры для обоснования проблем перед контрагентом.

Работа с проверенными и надежными контрагентами. Тщательный отбор новых подрядчиков с фиксацией всех переговоров, копированием деловых и персональных документов, сохранением переписки и предложений.

Разрешение конфликтных ситуаций путем взвешенных переговоров, в том числе с сотрудниками правоохранительных органов.

Проведение независимых экспертиз при оценке имущества, совершении сделок, постоянный аудит предприятия.

Контроль исходящих от компании документов, в том числе договоров. Важно не подписывать документы в спешке без должного анализа, исключить двусмысленные формулировки.

Исключительно письменное согласование документов, связанных с совершением сделок, которые могут быть в дальнейшем поставлены под сомнение. При необходимости нужно запрашивать письменные поручения учредителей, в противном случае отказываться от совершения таких сделок.

Соблюдение «гигиены» деловой переписки, телефонных и иных переговоров. Любая двусмысленная фраза может быть впоследствии истолкована правоохранителем как намерение совершить преступление.

Уплата НДФЛ с «серой» зарплаты

Привлечение специалистов в области уголовного права к любой переписке и общению с правоохранительными и фискальными органами. Либо, как минимум, следование общедоступным рекомендациям по такому общению и переписке.

  1. Полное исключение переговоров на коррупционные темы, решения возникающих проблем коррупционными методами.
  2. Важным управленческим шагом по минимизации рисков является введение на предприятии политики по документообороту, которую необходимо использовать в повседневной работе, даже когда ничего не предвещает проблем.
  3. Хранение документации

В офисе компании должны храниться только те документы, которые необходимы для работы в отчетном квартале. Иные документы лучше хранить на арендуемом складе, доступ к которому имеет ограниченный круг лиц.

Часто предприниматель узнает о проблемах с правоохранительными органами, только когда к нему в офис приходят оперативники или следователи. Правоохранители забирают всю документацию, изымают серверы и компьютеры, чтобы провести расследование.

А далее возникают трудности с возвращением документов, которые требуются в работе, в судах, в налоговой инспекции. Поэтому и нужна подстраховка.

Если в дальнейшем для обоснования своей позиции понадобится предоставить следствию документы, которые лежат вне офиса, то это легко можно сделать.

Также нужно быть готовым и к изъятию серверов и оргтехники. Информацию стоит хранить на «облаке» или серверах, находящихся в других странах, чтобы после изъятия можно было без потери времени восстановить работу компании в кратчайший срок. Целесообразно иметь запасной комплект оргтехники, который будет храниться вне офиса, но может быть оперативно установлен.

Конечно, в соответствии со ст. 164.1 УПК РФ сотрудники правоохранительных органов должны копировать информацию, а не изымать «железо». Однако существуют исключения, когда допускается изъятие и правоохранитель этим пользуется.

Сотрудничество бизнеса с самозанятыми: тонкости

Здесь также приведем пример.

Руководителя компании вызвали в СК РФ для дачи объяснений по подозрению в совершении мошеннических действий в рамках выполнения государственных контрактов.

Основная причина была в том, что акты выполненных работ были подписаны по просьбе заказчика в последних числах декабря (через неделю после заключения государственного контракта) для того, чтобы закрыть финансовый год.

Фактически же часть работ была выполнена в первом квартале следующего года. Кроме этого, у следствия были обоснованные сомнения в фактическом выполнении работ и поставке оборудования.

После ряда объяснений с предоставлением деловой переписки, включая скриншоты мессенджеров, и необходимых контактов удалось убедить следствие, что в действиях руководителя данной компании нет состава преступления, а нарушены только сроки выполнения контрактов. В возбуждении уголовного дела было отказано.

Именно правильная позиция при даче объяснений, наличие деловой переписки, контактов помогли обвиняемому доказать непричастность к совершению преступления.  

Еще раз оговоримся, что каждая ситуация уникальна и требует всестороннего анализа и разработки индивидуальной стратегии поведения. Тем не менее в условиях незаконных действий со стороны конкурентов и правоохранительных органов соблюдение указанных рекомендаций позволит предусмотреть и снизить возможные уголовно-правовые риски и защитить бизнес от коллапса.

Как защититься от уголовных рисков в бизнесе: советы практикующих юристов

По оценке The Bell, в России по экономическим преступлениям ежегодно осуждают от 5 000 до 15 000 бизнесменов и топ-менеджеров.

Какие риски уголовной ответственности чаще всего грозят малому и среднему бизнесу и как их снизить — рассказывает Владимир Савченко, сооснователь юридического сервиса «Ракета».

Если дело дойдёт до суда и приговор будет обвинительным, можно получить от 2 месяцев до 10 лет — и это не считая штрафов. Например, штраф за уклонение от уплаты налогов составляет от 100 000 до 500 000 рублей, а штраф за мошенничество без отягчающих обстоятельств — до 120 000 рублей.

Наготове нужно быть всегда, а не только перед плановым приходом налоговой инспекции.

Тем более, что зачастую бизнесмены даже не понимают, чем рискуют. Кто-то по мере роста оборотов открывает вторую компанию, чтобы продолжить работу по УСН, и получает обвинение в уклонении от уплаты налогов.

Кто-то по просьбе госзаказчика, которому нужно успеть освоить бюджет, подписывает акты выполненных работ за пару недель до их фактического завершения.

Если правоохранительные органы узнают об этом, бизнесмену грозит уголовное дело.

Вот самые распространённые экономические статьи УК РФ, по которым обвиняют бизнесменов:

  • статья 159 — мошенничество;
  • статья 199 — уклонение от уплаты налогов, сборов и (или) страховых взносов;
  • статья 160 — присвоение или растрата;
  • статья 145.1 — невыплата заработной платы;
  • статья 171 — незаконное предпринимательство, самая частая причина обвинений — отсутствие лицензии;
  • статья 196 — преднамеренное банкротство;
  • статья 291 — дача взятки;
  • статья 204 — коммерческий подкуп.

Чтобы быть готовым к визиту правоохранительных органов, стоит взять под контроль самые распространённые риски.

УСН — упрощённая система налогообложения

Риски возбуждения уголовного дела, которые возникают из-за действий предпринимателя, действий его партнёров и сотрудников, — это внутренние риски, которыми можно и нужно управлять.

Бизнесмены уже делают это, контролируя управленческую, кадровую и бухгалтерскую отчётность. Но есть внутренние риски, о которых предприниматели забывают или не видят в них опасность. Разберём их подробнее.

Часто бывает так, что вчера партнёры дружили и строили совместные планы по развитию бизнеса, а сегодня стали заклятыми врагами. Причиной чаще всего становится перераспределение власти или денег. Если совладельцы не смогут договориться, это может привести к банкротству бизнеса и субсидиарной ответственности по долгам, когда эти долги приходится выплачивать личным имуществом.

Случается, что тот, кто проиграл в корпоративном споре, наказывает оппонента — вытаскивает любой проблемный вопрос и обвиняет в этом другого партнёра.

Например, сообщает в налоговую о нарушениях, по которым могут возбудить уголовное дело и дать реальный срок. Самое обидное — всю компрометирующую информацию контролирующим органам передаст бывший друг, ведь у него есть все данные бухгалтерского учёта, документы о выплатах дивидендов, кадровые и другие документы компании.

  • Проверить учредительные документы. Непродуманный устав часто провоцирует проблемы и тормозит принятие решений. Если часто с партнёрами нельзя прийти к компромиссу, стоит проконсультироваться с юристом. Он подскажет, какие изменения внести в устав, чтобы снизить риски для всех партнёров.Например, совладельцы постоянно конфликтуют из-за распределения прибыли. Один встречается с поставщиками, ищет новых клиентов, занимается ремонтом помещений, а второй только приходит на общие собрания. По закону прибыль распределяется пропорционально между владельцами, но эти пропорции можно изменить в уставе — об этом предприниматели должны договориться сразу, чтобы в будущем не возникали споры.
  • Подписать корпоративный договор, где установить порядок разрешения конфликтов
Читайте также:  Провоз никотинсодержащих смесей в самолете - Совет Юриста

Защита лучше нападения: как сохранить бизнес при атаке силовиков — новости Право.ру

В конце прошлого года президент Владимир Путин подписал закон о смягчении «предпринимательских» статей в УК, который сам же и вносил на рассмотрение Госдумы. Согласно принятым поправкам, уголовные дела по нескольким видам мошенничества можно прекращать, если обвиняемый возместил весь нанесенный ущерб. 

Речь идет о самых мягких составах ст. 159.1–159.6 УК, которые устанавливают ответственность за мошенничество с кредитами и страховками, а также за махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации.

Изменения коснулись и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, которая описана  в ч. 5–7 ст. 159 УК. Наказание стало мягче за некоторые случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинение имущественного ущерба обманным путем (ч. 1 ст. 165 УК).

Избежать преследования получится, если обвиняемый возместит ущерб от нарушения авторских и патентных прав (ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК).

Также закон освободит от уголовной ответственности руководителей, которые впервые не перечислили своим сотрудникам зарплату, но погасили все долги в течение двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела (ст. 145 УК).

Новеллы расширяют и перечень уголовных разбирательств частно-публичного обвинения, когда дело возбуждается исключительно по заявлению потерпевшего и не прекращается после примирения сторон, пояснял глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. В этот перечень включат дела о преступлениях, которые не причинили ущерб интересам третьих лиц или государству: незаконное получение кредита, злостное уклонение от уплаты долгов и т.п.

Второе серьезное нововведение касается уже ст. 164.1 УПК – ужесточились требования к изъятию силовиками во время оперативных мероприятий электронных носителей информации.

Изменения запрещают такие действия, если у пришедших в фирму правоохранителей отсутствует решение суда об изъятии этих материалов или постановление о назначении судебной экспертизы по ним.

Также силовики смогут забрать технику, если есть риск ее использования «для продолжения криминальной деятельности» или на ней есть информация, которую владелец не имеет права хранить. 

Но Дмитрий Данилов из Федеральный рейтинг. группа Уголовное право
уверен, что одного такого закона для создания «благоприятного делового климата» недостаточно.

Он обратил внимание на формулировку «за исключением случая, когда на них содержатся сведения, которые могут быть использованы для совершения новых преступлений».

По мнению эксперта, подобная фраза делает запрет декларативным, а правоохранительные органы будут пользоваться процитированной формулировкой, чтобы забирать электронные носители в каждом необходимом им случае. 

Кто виноват

Давление силовиков на бизнес усиливается и по вине самих бизнесменов, которые иногда не прочь заручиться связями в правоохранительных органах для решения гражданско-правовых конфликтов. Тот, кто сумел привлечь на свою сторону МВД или СКР, получает преимущество в корпоративном споре, объясняет партнер Федеральный рейтинг.

группа Уголовное право
Тимур Хутов.

Это приводит к тому, что нормы УПК применяются крайне избирательно в первую очередь из-за коррупции, считает эксперт: «Не так важно, что является стимулом для ее проявления – незаконно переданные недобросовестным правоохранителям деньги или незаконный приказ вышестоящего руководителя, который исполняется в расчете на ответную услугу». 

  • — Не нужно хранить переписку и документы там, где могут провести обыск и все забрать. 
  • — Все переговоры и исполнение договоров должны фиксироваться, причем так, чтобы оппонент не мог сказать: «Я это не подписывал/подписать заставили»
  • — Надо привлекать юристов еще на этапе доследственной проверки, а лучше до проявления интереса со стороны правоохранителей, чтобы выявить все уголовные риски.
  • — Если следственные действия начались, то фиксируйте нарушения правоохранителей как в ходе доследственной проверки, так и на следствии, последовательное обжалуйте их во всех инстанциях.
  • — На полицию надо жаловаться в прокуратуру, на надзорный орган – в ФСБ, а на службу безопасности – в вышестоящее подразделение. 
  • — Параллельно с силовиками собирайте информацию и доказательства по уголовному делу, проводите собственные исследования, получайте рецензии на проводимые следствием экспертизы и получайте заключения ученых в области уголовного права и процесса.

Подобные проблемы возникают еще и из-за разобщенности бизнес-сообщества, обращает внимание партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право
Дарья Константинова. По ее словам, в последнее время изменились ранее устоявшиеся околозаконные (понятийные) правила ведения бизнеса.

И если предпринимательское сообщество хочет прекратить тенденцию давления на бизнес с помощью незаконных уголовных дел, то лучше всего начать с себя, подчеркивает она.

То есть, не нужно обращаться в правоохранительные органы с целью незаконного привлечения своего бизнес-партнера к уголовной ответственности, советует Константинова. 

Давление на бизнес усиливается еще и из-за плохой экономической ситуации в стране и санкций: снижается общая платежеспособность населения, госбюджет испытывает дефицит. А казну всегда пополняли за счет купцов и промышленников, вспоминает партнер Региональный рейтинг.
Сергей Токарев.

Собираемость в бюджет даже на фоне кризисных явлений в экономике возросла. Чаще всего подобное реформирование проводят в два шага: послабление налоговой нагрузки с одновременным ужесточением правил собираемости.

У нас же сделан только один шаг, а второй даже в обратном направлении — НДС повысили. Бизнес не понимает, как дальше работать.

Зарегулированность бизнеса в нашей стране такова, что вероятность работать с соблюдением всех созданных государством правил стремится к нулю. 

Вячеслав Яблоков, управляющий партнер Региональный рейтинг.

Коммерческая компания как преступная группа

В последние годы по экономическим составам стали чаще применять ст.210 УК («Организация преступного сообщества»), благодаря которой любую организацию можно рассматривать как незаконную группировку. Также этот подход позволяет заручиться формально законным поводом арестовывать бизнесменов и отправлять их в СИЗО.

Кроме того, такое преступление относится к особо тяжким и обвинение в нем позволит держать бизнесмена под стражей полтора года. Вместе с тем, чтобы суд признал человека виновным в совершении преступления по ст. 210, нужно учесть множество факторов.

Силовикам необходимо доказать: четкую структурированность, иерархию, устойчивость, распределение ролей, транснациональность в работе преступного сообщества, наличие в составе «преступного сообщества» коррумпированных сотрудников госорганов и распределение полученных в результате незаконной деятельности средств.

Перечисленные факторы суд оценивает в совокупности, подчеркивает Токарев. 

Цифра Столько обвинений по ст. 210 УК суды признают излишне вмененными по статистике Генеральной прокуратуры и Судебного департамента при Верховном суде.

Именно этот состав в прошлом году инкриминировали братьям Магомедовым и их бизнес-партнерам, которых обвиняют в хищении 2,5 млрд руб. бюджетных средств. А в январе 2019-го в создании ОПС обвинили главу холдинга «Форум» Дмитрия Михальченко.

По версии следствия, бизнесмен организовал хищение бюджетных денег при реконструкции резиденции президента РФ в Ново-Огареве. Фигурантами дела о хищении более 1,5 млрд руб.

являются экс-глава ФГУП «Атэкс» Андрей Каминов, его бывший заместитель Станислав Кюнер, экс-глава компании «Стройфасад» Дмитрий Торчинский, директор компании «Балтстрой» Дмитрий Сергеев, а также предприниматели Александр Родионов, Сергей Перевалов и Сергей Литвинов.

Известные «преступные сообщества» на этом не закончились, так как весной этого года по той же ст. 210 УК стал проходить уже бывший министр «Открытого правительства» Михаил Абызов. По версии СКР, экс-чиновник вместе с пятью соучастниками похитил 4 млрд руб. у Сибирской энергетической компании и ОАО «Региональные электрические сети», обманув акционеров.

Весной этого года бизнес-омбудсмен Борис Титов направил руководителю администрации президента, главе рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства Антону Вайно письмо, в котором попросил изменить ст. 210 УК.

Сейчас эта статья может вменяться любому привлекаемому к уголовной ответственности бизнесмену. Титов попросил Администрацию президента запретить инкриминировать действия бизнесменов по этому составу, за исключением тех, кто обвиняется в производстве фальшивых денег.

Правда, пока такое обращение результатов не дало. 

Еще одна тенденция заключается в том, что следователь любой силовой структуры понятийно выше суда.

Иначе как объяснить, что сначала две инстанции считают обоснованным отправить в СИЗО фигуранта другого громкого экономического дела главу Baring Vostok Майкла Калви, а буквально через месяц на таких же основаниях выносят решение о домашнем аресте, когда об этом попросил следователь, констатирует управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48место По выручке Профайл компании
Денис Саушкин. С другой стороны, если в деле нет политической составляющей, то правоохранители сейчас все чаще для своего удобства применяют к обвиняемым домашний арест, добавляет юрист: «Связано это исключительно с ленью следователей». 

Кроме того, суды даже при очевидных промахах следствия обычно не хотят «рубить с плеча», удовлетворять жалобы защиты или выносить оправдательные приговоры, замечает адвокат, партнер Федеральный рейтинг.

Читайте также:  Каким образом школьник может получить полноценную консультацию по профориентации - Совет Юриста

группа Уголовное право Профайл компании
Матвей Протасов: «Они предпочитают дать правоохранителям возможность «исправиться».

Часто на фоне формальных отказов судов в удовлетворении жалоб защиты, следователи и прокуроры как по совпадению самостоятельно подают ходатайства, свидетельствующие о фактической капитуляции, резюмирует адвокат.

Ответственность силовиков и независимые суды

Учитывая перечисленные обстоятельства, предпринимателям чаще всего непросто защититься от нападок «силовиков». На расширенном заседании Генпрокуратуры в этом году глава ведомства Юрий Чайка констатировал, что не работает ч.3 ст.

299 УК («Незаконное возбуждение уголовного дела против предпринимателя»), которую приняли для защиты бизнеса три года назад. По словам Чайки, ни одно преступление по этой статье так и не раскрыли.

Генпрокурор подчеркнул, что их ведомство совместно с Верховным судом будет внимательно разбираться с уголовными экономическими делами, где предпринимателей признали невиновными. 

— Изначально возбуждаются без надлежащего проведения доследственной проверки, сбора необходимых источников информации и документации;

— Выявляются процессуальные нарушения правоохранителей на доследственной и досудебной стадиях. В 2017 году Генпрокуратура выявила 5,1 млн. нарушений, допущенных в ходе досудебного производства органами дознания и следствия. То есть, в среднем 2,5 нарушения на одно зарегистрированное преступление. 

— Не хватает квалифицированных кадров, да и просто кадров для расследований. Владимир Китсинг из Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании
объясняет это высокой загруженностью следственных органов в том числе из-за высокого уровня бюрократии.

— Низкое качество проводимых исследований и экспертиз.

Чтобы норма заработала, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право
Дмитрий Солдаткин предлагает упростить диспозицию ч. 3 ст. 299 УК.

По его мнению, оттуда надо исключить указание на цель совершения преступления и на наступление общественно-опасных последствий «в виде прекращения предпринимательской деятельности либо причинения крупного ущерба».

Ведь сам факт возбуждения уголовного дела в отношении бизнесмена уже несет для коммерсанта серьёзные репутационные и финансовые издержки.

Если дело возбудили, а вас задержали – кто-то уже принял волевое решение. Вы уже на шаг позади, в догоняющих. Дальше необходимо успокоиться и анализировать, кто и зачем? В спешке же можно наломать дров.

Сотрудники органов будут торопить с принятием решения – сознайтесь, дайте показания, отдайте активы и т.п. Анализируйте ситуацию – лучше вас ее никто не знает.

Даже профессиональный адвокат будет отталкиваться от тех сведений, которые вы ему предоставите. 

Сергей Токарев

Но одной такой статьи недостаточно для защиты бизнеса. По словам Хутова, необходима реально независимая судебная власть и полный фактический отказ от «палочной» системы. Кроме того, нужен адекватный механизм компенсации причиненного ущерба бизнесменам, добавляет юрист.

А в законодательной сфере надо сконцентрироваться не на изменениях уголовных и уголовно-процессуальных норм, а на гражданском законодательстве, чтобы дать возможность эффективно получать доказательства для установления объективной истины в споре, резюмирует Константинова.

О том, благодаря чему еще удастся эффективно защитить российский бизнес от неправомерного уголовного преследования расскажут 16 мая 2019 года участники круглого стола «Баланс полномочий суда, прокуратуры, следствия и адвокатуры в сфере экономических преступлений: дискуссия» на Петербургском международном юрфоруме. В обсуждении примут участие глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников, председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, замминистра юстиции Вадим Федоров, вице-президент ФПА Владислав Гриб и другие. 

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

Наемный директор ежедневно находится между молотом и наковальней: управляет бизнесом, выполняет указания бенефициаров и отвечает за результат, взаимодействует с контрагентами, контролирующими и проверяющими органами. Он подвержен четырем главным рискам.

1. Увольнение. Собственникам не нужно искать основания для увольнения гендиректора. С ним просто прекращают трудовой договор, выплатив компенсацию – не менее трехмесячного заработка.

Если же директор допустил какое-то нарушение или так считают бенефициары, его могут привлечь к ответственности и уволить без компенсации.

Но владелец должен соблюсти все требования Трудового кодекса (ТК). В противном случае директор может добиться восстановления в должности через суд. Например, нельзя уволить директора, когда он в отпуске. Также закон не позволяет уволить женщину-гендиректора, если она беременна, имеет детей до трех лет или одна воспитывает ребенка-инвалида, не достигшего 18-летнего возраста.

При увольнении работодатель обязан соблюсти и внутренние корпоративные процедуры. Руководителя холдинга не ознакомили с приказом об увольнении, не провели совет директоров по досрочному прекращению его полномочий (хотя это предписывалось уставом). Через суд он восстановился на работе и получил выплату за вынужденный прогул.

2. Вовлечение в незаконные схемы. Гендиректор обязан следовать указаниям собственников. Нередко директора встают перед выбором: подчиниться воле владельцев либо лишиться высокой зарплаты.

Часто в материалах судебных дел говорится, что взять заведомо невозвратный кредит, подкорректировать отчетность для банка, оптимизировать налоги управленцев вынуждали бенефициары. Их указания редко облекаются в письменную форму, поэтому вся ответственность ложится на директоров.

Их привлекают к уголовной и субсидиарной ответственности по долгам, с них могут взыскивать убытки.

3. Материальная ответственность. По ТК собственник может уволить руководителя, если его действия или бездействие обернулись ущербом для организации. Даже если с руководителем не заключен договор о материальной ответственности, организация и ее учредители вправе требовать с него взыскания убытков (ст. 53.1 ГК РФ).

Гараж автотранспортной компании требовал ремонта. Административный директор об этом постоянно сообщал гендиректору в служебных записках. Ремонт сделать не успели.

Часть крыши упала на автотехнику, причинив значительный ущерб. Транспорт застрахован, но, если страховщик откажет в выплате возмещения, с нерадивого руководителя могут взыскать убытки.

В суде он должен будет доказывать, что его вины в случившемся нет.

Директора могут привлечь и к субсидиарной ответственности. Обычно это происходит по требованию кредиторов или конкурсного управляющего при банкротстве организации, которую возглавлял топ-менеджер.

Сейчас суды завалены подобными исками. Кредитору достаточно заявить в суде, что действия директора привели к банкротству. Директору для защиты придется привести железобетонные доказательства обратного.

4. Административная и уголовная ответственность.

За работу без необходимых разрешений, лицензий или согласований с контролирующими органами (Роспотребнадзор, МЧС, ФНС, жилинспекция) компании грозит крупный штраф в несколько сотен тысяч рублей или приостановление деятельности на срок до 90 суток. А госорганы также оштрафуют гендиректора как должностное лицо, допустившее нарушение.

Чаще всего к уголовной ответственности директоров привлекают за хищения, обман контрагентов, различные махинации (в том числе рейдерство), причинение вреда здоровью и незаконное увольнение сотрудников. В итоге управленец может оказаться в тюрьме. Как минимизировать риск уголовной ответственности?

– Простой способ защиты – внимательно анализировать распоряжения бенефициаров, просьбы контрагентов и консультироваться с юристами по спорным вопросам. Получили от владельца устное указание продать дорогостоящий актив? Получите заключение юриста, как это законно сделать, и письменно выраженную волю собственника.

– Сохраняйте доказательства волеизъявления собственников и контрагентов, в том числе электронную переписку, sms, сообщения в мессенджерах. Заказывайте заключения у независимых консультантов (аудиторов, юристов) по важным вопросам. Все это может стать аргументом в вашу защиту.

– Закон не ограничивает размер ущерба, который может быть истребован с директора. Однако директор может снизить потенциальную опасность, назначив ответственным за имущество или производственный процесс одного из сотрудников.

В вышеописанном примере ответственность за состояние гаража была возложена приказами и должностной инструкцией на административного директора, который добросовестно и своевременно информировал директора об имеющихся угрозах.

– Максимально делегируйте ответственность. Предварительно убедитесь, что сотрудники действительно способны взять на себя больше ответственности. Обязательно оформите все документально.

– Разберитесь с нормативным регулированием своей сферы, с возможными нарушениями и последствиями.

В спорных ситуациях лучше советоваться с собственниками, выносить вопросы на совет директоров, получать письменное заключение внутренних или внешних консультантов. Это поможет избежать ответственности или снизить ее.

Читайте также:  Можно ли продать земельный участок, выданный многодетной семье администрацией - Совет Юриста

Обращайтесь за разъяснениями, как поступить в той или иной ситуации, в контролирующие органы. Это покажет вашу добросовестность.

Опасный бизнес. Как защититься от заказного уголовного дела

Практика показывает: в России бизнес ведется не по закону, а по «понятиям». Этому способствует как и несовершенство законодательства, в силу которого соблюдение всех норм закона ведет к убыточности любого предприятия, так и стабильность «правил игры», принятых в стране.

Законы меняются с маниакальной скоростью. Они непредсказуемы. «Понятия» гораздо более устойчивы.

При этом «понятийный» способ ведения предпринимательской деятельности неизбежно порождает конфликты и споры. Как ни странно, они решаются по букве закона, толкование которого государственными инстанциями подчас поражает наблюдателей.

Чтобы подготовиться к стилю работы российской машины наказаний, предпринимателям придется выучить четыре ключевых признака заказного дела и четыре основные меры предосторожности.

Кто и зачем «заказывает» предпринимателей

Допустим, вы выполняли работы по договору, заказчик ежедневно контролировал их ход, но в какой-то момент что-то пошло не так. У банка отозвали лицензию, кто-то из контрагентов вовремя не заплатил деньги или поставщик исчез вместе с предоплатой.

Вы объясняете все это заказчику, но ситуации это не меняет — работы в полном объеме не выполнены, деньги вы вернуть не можете, поскольку их просто нет, а когда появятся, неизвестно.

Все эти причины, особенно если они выдаются заказчику последовательно, по одной на каждой новой встрече, вряд ли вызовут искреннее сочувствие с его стороны.

В какой-то момент вы сможете заметить, что в его изложении картина выглядит несколько иной. В разговоре он вдруг пытается представить ситуацию так, как будто именно вы изначально не собирались выполнять взятые на себя обязательства, обманывали его относительно имеющихся возможностей, а деньги присвоили себе, намекая на совершение преступления.

Как распознать заказное дело

Первый признак — уголовное дело возбуждено по надуманному поводу. В настоящее время следственные подразделения перегружены работой. Даже несмотря на то, что первичным фильтром в полиции будут выступать оперативные структуры, которые еще на своем этапе отсеивают большую часть обращений, при всем желании следователи не смогут удовлетворить интересы всех заявителей.

Такие уголовные дела нередко возбуждаются лишь «для входа». Это означает, что в процессе расследования дела, которое возбуждалось по малозначительному или надуманному поводу, следователи рассчитывают выявить в действиях предполагаемого подозреваемого иные составы преступлений, чтобы «входное» дело затем прекратить за ненадобностью.

Второй признак: уголовное дело было возбуждено в короткий срок после обращения заявителя без фактического проведения проверки по заявлению и сразу в отношении конкретного человека.

Как правило, уголовные дела в сфере экономики намного сложнее в доказывании, чем уличный грабеж или квартирная кража.

Объемы материалов, которые необходимо изучить в ходе проведения доследственной проверки, чтобы даже поверхностно вникнуть в суть спора, весьма значительны.

Более того, часто случается, что заявитель сам умышленно искажает картину произошедшего, чтобы скрыть собственные неправомерные действия. Для того чтобы разобраться во всех хитросплетениях, нужен, как правило, не один месяц.

Третий признак: уголовное дело возбуждено с нарушением правил подследственности.

По действующим законам уголовное дело возбуждает и расследует следственной орган, к компетенции которого относится то или иное преступление и на вверенной территории которого это преступление совершено.

Если уголовное дело возбудило подразделение, привязка к которому у юристов вызывает сомнение, есть все основания полагать, что оно возбуждалось в месте, где у заявителя имелся административный ресурс.

Наконец, признак номер четыре — это наличие вступившего в законную силу решения суда по гражданско-правовому спору, в котором уже дана оценка обстоятельствам возбужденного уголовного дела.

Правило о преюдиции запрещает следователям переоценивать обстоятельства, которые уже были установлены судом. Однако на практике это правило работает избирательно — только по делам, где следственные подразделения специальным образом не мотивированы.

Записывать на диктофон

Каждую встречу с оппонентом необходимо фиксировать на диктофон. Можно рассчитывать на везение и надеяться, что запись не пригодится никогда.

В то же время наличие на такой записи выверенных формулировок, подтверждающих, что спор имеет признаки исключительно гражданско-правовых отношений, а также намеков, угроз или прямых заявлений со стороны оппонента, что у него есть административный ресурс, который он намерен использовать, даст в дальнейшем возможность обратить такие высказывания против их владельца.

В этом случае в его действиях могут присутствовать признаки вымогательства, мошенничества или самоуправства. В российском уголовном процессе такая аудиозапись признается доказательством даже в том случае, если запись сделали без предварительного уведомления других участников о фиксации разговора.

Согласно позиции Верховного суда запись, произведенная одним из участников разговора, признается допустимой для целей уголовного процесса в любом случае. Но есть нюансы. При первоначальной выдаче правоохранительным органам копии этой записи необходимо будет указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

Не забудьте сохранить оригинал записи на устройстве, на котором она производилась. В случае возникновения у следователя сомнений (а они обязательно возникнут, если юристы другой стороны не дилетанты) в наличии на записи признаков монтажа или необходимости идентификации голоса следователь попросит первоисточник, зафиксировавший разговор.

И будьте готовы, что, если вы не желаете расстаться с первоисточником по причине того, что в этом телефоне/диктофоне/планшете содержится иная информация, которую вы не хотели бы демонстрировать следователю, одна лишь копия не будет иметь силу доказательства.

Обезопасить оригиналы

Убедитесь, что оригиналы документов, подтверждающих вашу правоту, находятся в безопасном месте. Офис компании, квартира или дача никак не могут считаться таким местом.

Согласно позиции Верховного суда состав мошенничества образуется лишь в случае, когда умысел на хищение возник до момента завладения этим имуществом. При этом целью такого завладения явилось именно хищение, а принятые на себя обязательства обвиняемый не собирался выполнять.

В связи с этим наличие доказательств, подтверждающих отсутствие умысла на хищение при заключении сделки, имеет важное значение для отстаивания своей невиновности. При возникновении риска уголовного преследования необходимо тщательно подобрать документы и еще раз проанализировать факты, подтверждающие наличие гражданско-правовых отношений между вами и потенциальным заявителем:

  • оригинал договора, заключенного на условиях, которые вы имели возможность выполнить; 
  • наличие необходимых ресурсов для выполнения договора (штата сотрудников, техники, средств, реальных договоров подряда и так далее); 
  • подписанные акты выполненных работ даже на промежуточном этапе; это будет подтверждать, что работы все-таки выполнялись; 
  • переписки (e-mail, бумажные письма, сообщения в телефоне) с согласованием условий выполнения договора либо его корректировки в процессе выполнения, если таковые не были отражены в договоре.

Найти свидетелей

Одной лишь аудиозаписи может быть недостаточно. В переговорный процесс необходимо привлекать свидетелей, которые в дальнейшем смогут рассказать следователю о ходе и содержании беседы.

Свидетельские показания считаются самостоятельным доказательством в уголовном процессе. При этом надо иметь в виду, что в отличие от арбитражного процесса свидетельские показания в уголовном деле нередко имеет больший приоритет перед письменными документами.

Определите круг людей, которые могли бы рассказать о законном характере ваших действий, отсутствии изначального умысла на хищение имущества при заключении сделки, наличии возможности выполнить свои обязательства при заключении договора и объективном отсутствии возможности их выполнить уже в процессе исполнения договора.

Говорить одно и то же

Максимально детально продумайте и подготовьте свою правовую позицию.

Если в процессе доследственной проверки или расследования уголовного дела вы будете последовательно и логично из допроса в допрос излагать свою позицию, которая не будет меняться, это можно будет дополнительно свидетельствовать о добросовестном характере ваших действий. Напротив, постоянное изменение показаний сыграет против вас даже при наличии убедительных письменных доказательств.

Также будет правильно заранее позаботиться о приглашении адвоката, с которым будет комфортно работать. В противном случае лихорадочный перебор защитников родственниками в условиях, когда потенциальный доверитель находится в заключении, может принести много разочарований.

В нашей практике были случаи, когда уголовные дела возбуждались на следующий день после обращения заявителя в правоохранительные органы. О возбуждении такого уголовного дела человек, как правило, узнает в момент одновременного проведения обысков в офисе и квартире либо в момент задержания.

В случае, если уже есть договор с конкретным защитником, обвиняемый имеет полное право настаивать на приглашении своего юриста при задержании или допросе в статусе подозреваемого (обвиняемого), указав в протоколе следственного действия фамилию, имя, отчество, данные об адвокатском образовании, в котором тот состоит, а также номер телефона своего адвоката. В противном случае следователь вправе самостоятельно назначить дежурного адвоката для защиты.

  • Следователи не прощают ошибок. Как бизнесмену избежать тюрьмы

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *